Сейчас в эфире
Зараза — о новом хип-хопе из Чебоксар, первой студии и знакомстве с Ripbeat

В интервью STUDIO 21 Зараза рассказал о детстве в Чебоксарах, своей первой студии в подвале жилого дома и знакомстве с объединением Белая Чувашия. Еще он объяснил, почему не слушает свои треки после релиза и предпочитает не возвращаться к ним раньше, чем через год.


О знакомстве с хип-хопом:

У меня был сосед, который показал мне Onyx, и я просто сошел с ума. Меня дико качнуло. Были еще MF Doom, Insane Clown Posse, Eminem — на самом деле, много народу. Мимо 50 Cent тоже не пройдешь. У меня во дворе чуваки слушали очень много хип-хопа, который не мейнстримится.

О своих первых треках:

Это было очень давно, но мне очень хотелось попробовать, услышать себя поверх бита. Я начал дома записывать себя на палочку. Это такой микрофон Genius для Skype.

В 14 лет я играл в рок-группе на басухе. Вообще я очень долго делал музыку просто для себя. Я считал, что она не должна никуда выходить, но потом я познакомился с Даней Nozh. Я его очень люблю, он показал людям мой рэп — бесконечно благодарен ему за это. Он привел меня летом к чувакам и сказал: «Это Зараза, слушайте его рэп». Он сделал мне первое промо.

О танцевальной музыке:

Я решил добавить танцевальную музыку, чтобы было что-то новое. Всегда хочется разнообразить свой музон, запихать в него то, что тебе по душе. Плюс, если ты хочешь, чтобы людей прокачало, ты делаешь прямую бочку — это стандарт. На самом деле, можно добавить что угодно, главное — чтобы перло тебя и твоих чуваков.

О никнейме:

Меня мама так в детстве называла, до сих пор называет. И вот прижилось. Нужно же что-то новое, чтобы ни за кем не повторять.

Об объединении Acidhouze:

Я служил в армии, а когда приехал, у меня было огромное желание записывать, но дома я уже не мог это делать, и я открыл студию. Я снял кусок подвала в жилом доме, обшил там все изоляцией. Чуваки из тусовки узнали о моей студии, в том числе Ripbeat. Он написал мне: «Давай я приду, посмотрю на твою студию», потому что в Чебоксарах редкость, что у молодого чувака есть своя студия. Это значит, что ему что-то нужно.

Самым большим сюрпризом было то, что он пришел с Сегой ATL. Потом была небольшая проблема — у меня появились соседи сверху. Оказывается, до этого они были в отпуске, и у них двухлетняя дочь, которой я очень сильно мешаю спать. Из-за этого я переехал на общую студию ко всем остальным.

О новой волне хип-хопа в Чебоксарах:

Мне даже в соцсетях часто пишут, что Чебоксары — это аналог Уфы. Сейчас мне не хватит пальцев, чтобы пересчитать молодых продюсеров в Чебоксарах, а ведь есть еще города-спутники. Не знаю, с чем это связано, но у нас химпром — может, мы дышим чем-то.

О Белой Чувашии:

Мы все белые, живем в Чувашии, читаем рэп. Это закрытое объединение, в которое сложно попасть. Многие считают, что Белая Чувашия — это просто обобщенное название всех рэперов, проживающих на территории республики, но это не так. Это закрытое сообщество, которое не принимает людей в свои ряды просто так. Это Зараза, Horus, Ка-тет, Ripbeat, ATL, но состав варьируется.

У всех нас очень разное творчество, разная аудитория, но хорошо, что мы вместе.

Название — это древняя легенда из онлайн-баттлового прошлого. Бабангида записал дисс на одного из представителей, и у него в панчлайне было словосочетание «Белая Чувашия». Так и прижилось.

Об альбоме «Ультра»:

Мне кажется, на этом релизе больно грустные тексты. Атмосфера в целом читается, в нем вся суть пребывания в провинции. Молодежь выбирает космос, потому что на земле ей плохо.

О релизе «Симптомы»:

«Симптомы» Заразы — связь понятна, рэп головного мозга. В каждом треке я стараюсь показать симптом своего заболевания.

Меня очень раздражает собственная музыка, потому что я все делаю от нуля до ста сам: сведение, продакшн, текст, запись. Поэтому после работы над релизом я вообще не могу его слушать. Могу взглянуть на него свежим взглядом через год.

У нас есть такая традиция: когда у кого-то готов релиз, мы собираемся и вместе его слушаем. Но «Симптомы» я никому не ставил, потому что ребята были на концертах. Но следующий релиз обязательно покажу.

О детстве:

Весь клип «Хоть немного правды» крутится вокруг моего двора — это самое настоящее, что можно было снять.

В детстве я ходил в музыкальную школу на гитару, но на седьмом году бросил, потому что мне надоело. Я понял, что по сути мне эта бумажка не нужна. Главное, что я забрал навык. Тогда я был более жизнерадостный, более экстраверт, но следующие десять лет меня изменили — я стал закрытым человеком. Сейчас мне сложнее делиться с людьми. Музыка — единственное связующее звено с теми, кто не знает меня лично.

О рисовании:

Все свои обложки я рисовал сам. Лет в 14-16 я очень хотел рисовать комиксы, учился сам, по книжкам. Но в этом плане я уже давно не рисую. Даже на новый альбом я уже не буду рисовать — просто сделаю фотку, потому что это отнимает время. При этом фотка может вызвать больше чувств, чем рисунок.

О продюсировании:

На самом деле, мне нравится, что я и продюсер, и МС. Конечно, я был бы на 80% свободнее, если бы я ничего не сводил и не писал битов. Но если бы я брал чужой бит, получался бы шлак. А так я могу со всей уверенностью сказать, что вложился в материал. Я делаю все сам, потому что не хочу ни с кем конфликтов на почве музыки.

В последнее время я очень много записываю, и у меня все на потоке. Мой самый любимый момент — когда я уже выложил трек, и мне не надо с ним дальше работать.

Я семплирую все, что слышу, все, что нравится. Услышал в заведении какой-то трек, мне послышалась там классная нота — я взял и сделал из нее инструмент. Джаз классно семплировать. Вообще семплировать можно все: можно миллисекунду так засемплировать, что она будет звучать как крутой бас.

Мне нравится Канье как продюсер — в прошлом году я слушал все его пять альбомов.

О планах на 2019 год:

У меня будет сольный тур, концерт в Москве в «16 тонн» (2 мая), в Питере в VNVNC (27 апреля). По поводу пластинки инфа будет попозже.