Сейчас в эфире
Yanix — о фите с GONE.Fludd, планах на 2019 и новом альбоме FACE

Yanix заглянул на эфир STUDIO 21, чтобы подвести итоги года и поделиться ближайшими планами. В числе коллабораций, которые увидят свет в 2019 — совместка с GONE.Fludd. Также он рассказал, как познакомился с Влади, почему ему не понравился новый альбом Face и вспомнил самую ужасную историю из тура.

О проверке на нецензурную лексику на одном из концертов:

На самом деле, это не первый случай. Несколько лет назад было нечто подобное, но мне показалось, что важно сообщить об этом именно сейчас на фоне волны, когда у всех проблемы с отменой концертов. Это было странно: две женщины-полицейских полконцерта стояли и смотрели, как дети-подростки прыгают под энергичный трэп. Причем они сказали, что нельзя ругаться только первые две песни, а в итоге — остались на полконцерта. Они хотели меня подловить, что первые две песни я буду себя контролировать, а потом перестану следить, и они меня поймают. Но мы стойко держались и смогли вытащить из текстов всё, что не должно было звучать. Это было не очень сложно. Бывает такое, что нас приглашают выступить на чьем-то Дне рождения — это как корпоратив, и обычно это Дни рождения подростков. Их родители часто просят: «Пожалуйста, никакого мата». Поэтому я спокойно к этому отнесся, но вообще, конечно, сам факт цензуры в музыке меня дико расстраивает.

У меня в регионах не очень много концертов, и, если не брать большие города, на меня редко приходят много людей, поэтому я удивился, что даже до меня они добрались.

О линейке альбомов «Шоу улиц гетто»:

«Пока трэп не разлучит нас» — это двойное название: там же половина треков — личные, а половина — классический трэп с современным звучанием.

«Шоу улиц гетто» — это изначально чисто рэперская линейка. Если послушать первую и вторую части, там вообще нет никаких сопливых песен, только жесткий качовый уличный рэп. Эти два релиза — изначально моя визитная карточка, и такой тип названия у людей ассоциируется с рэпом. На моём последнем релизе половина треков — лиричные, и они в концепцию «Шоу улиц гетто» не вписывались.

Я вообще не исключаю, что я могу в любой момент выпустить «Шоу улиц гетто — 3», где будет только рэп. Мне сейчас более интересен рэп, чем какие-то вокальные композиции, поэтому будет много рэпа, а как это будет называться — уже неважно.

О работе с Влади:

Мы с Nik One решили сделать мой диджей-сет — мне было интересно, я никогда в жизни этого не делал. Собственно, нам нужна была студия, чтобы мы могли выбрать какие-то треки, и чтобы Nik One обучил меня элементарным азам. С этой целью мы приехали на студию Respect Production, которая находилась как раз недалеко от меня. В этот момент там находился Влади, мы с ним заобщались. В процессе общения я выяснил, что он очень пристально следит за всей русской новой школой, врубается — то есть он не какой-то динозавр закостенелый, который вообще не понимает, что происходит. Как оказалось, он действительно шарит и очень положительно относится к моему творчеству. У него был ко мне вопрос — кого из молодых сейчас можно подписать? Я ему пообещал хорошо подумать и скинуть какие-то имена, мы зафолловили друг друга. От меня поступило предложение сделать совместную песню, он сказал, что он обеими руками за. В следующий раз, когда я приехал, мы уже выбрали пачку битов, после чего я сделал на один из битов хук, потом он сделал куплет, и я в тему его куплета написал свой куплет.

Я понял, что диджеинг — не мое, мне это не интересно. Люди, которые этим занимаются, должны еще много чем заниматься, потому что просто быть диджеем и больше ничего не делать — это слишком мало. Все, что нужно уметь диджею — это сводить песни и быть в курсе актуальной музыки.

О планах на 2019:

Я собираюсь плотно работать над свежим релизом — я уже подготовил определенную часть материала для него. Из того, что уже вышло — это трек «Special», трек «XXL», на который недавно выходил клип. По поводу фитов — думаю, что в этом году мы, наконец, сделаем песню с GONE.Fludd. Изначально его куплет должен был быть на треке «XXL» — там вообще был другой бит. Мы с ним записались, и он говорит: «Чувак, давай поменяем бит?». Он сам понял, что не очень хорошо звучит на этом бите, и лучше я сам сделаю второй куплет, потому что я планировал еще и клип. Мы с ним договорились, что, когда у него кончится тур в 2018 году, мы уже спокойно сядем и сделаем. А помимо него — больше ни с кем особо фиты не обсуждали.

Об Obladaet в клипе «XXL»:

Так же часто бывает — одни рэперы приходят поддержать других. Мы с ним общаемся давно и очень хорошо, постоянно пересекаемся, когда я в Питере или он в Москве. Меня больше всего удивляет, что больше никого оттуда не узнали. В этом же салоне самолета были Мезза, Тати, а все только про Облу трубили. Там еще были люди в других локациях. Где все сделано под казино, там был певец Глеб Резник из тусовки Lil’ Archi. Там был Магги из Sneakerhead, Rocket.

Об итогах 2018:

Из русских артистов я бы хотел выделить Платину, с которым мы записали совместный трек. У него сейчас всё бодренько идет вверх, мне нравится, что он делает. Недавно они собрали «16 тонн» — клуб, конечно, небольшой, но для начала это хорошо. Учитывая, что о нем все услышали только летом, а он уже собирает какой-никакой клуб — это круто. Тот же Rocket прикольно делает, у него есть клевые треки — «Я читаю о драгах» мне нравится.

Я отслушиваю абсолютно все, что выходит. Из тех, кто отличился, на мой взгляд, за последнее время клево делает Yung Bans — он не очень известный пока еще. Rich The Kid — не новый персонаж, я его слушал еще в 2013 году, но хит он сделал только сейчас — «Plug Walk». 6ix9ine мне, например, абсолютно не нравится. У него крутые, современные, качовые биты, но его стиль — вообще не про меня. В Америке их так много, что мне даже тяжело с ходу сказать.

О новом альбоме Face:

Face есть на моем свежем релизе «Пока трэп не разлучит нас». Я слушал его новый альбом, и могу сказать коротко, что мне в принципе социальный рэп не нравится вообще в любом исполнении. Со временем рэп очень изменился, и сейчас трэп — это вообще клубная музыка. Под нее можно тусоваться и прыгать — кому из тусующихся людей нужен смысл? При том что биты у него в этом альбоме именно трэповые, а мне кажется, что такая музыка и такое содержание не очень переплетаются.

О турах:

Самые запоминающиеся истории из туров относятся к тому времени, когда я только начинал ездить. Потом всё это уже воспринималось как работа. Я помню, мы только начинали ездить, гонорар был 40 тысяч рублей — это можно четверым пацанам, твоим фанатам, по десятке скинуться, и вот — они тебя привезли. Мои концерты очень любили организовывать пацаны, для которых это было впервые. Тогда я еще работал с букинг-агентством P.M.ONLY, на котором были Децл и Птаха — они там до сих пор. Нас привезли в Ижевск, поселили в гостиницу — по райдеру это должно было быть три звезды, это был 2013 год, и мы только начинали. Мы заходим в номер, и там вообще нет звезд. Я вижу раковину в номере — помыл руки, потом мне захотелось в туалет. Хожу, ищу его по этому номеру и понимаю, что в номере вообще нет санузла. Оказывается, что санузел один на весь этаж — и туалет, и душ. Я таких гостиниц вообще не видел. Тогда нас переселили, мы бастовали и не стали там спать ложиться. На первых порах я сталкивался с реально невозможными условиями. Приходилось терпеть огромный дискомфорт, причем довольно долгое время.

О мемах с собой:

Самое большое количество мемов было в 2015 году. В последнее время я нечасто вижу мемы с собой, но тогда всё было построено на слове «хайпим»: «Хватит хайпить, давайте чай пить» и всё в этом духе. Но трек «Хайпим» был локальным хитом для всех, кто разбирается в рэпе.

О конфликтах:

Хейтеры мне попадались, но я считаю, что правильно решать эти вопросы не в интернете. Если у кого-то есть ко мне вопросы, я стараюсь решать их face to face. На всеобщее обозрение их обычно выносят люди, у которых музыка заканчивается, и им нужно о себе напоминать. Мне никогда не хотелось быть каким-то конфликтным персонажем, хотелось, чтобы меня знали исключительно за мою музыку. Серьезные люди моего уровня никогда меня не диссили — это все время были какие-то люди, которые позади, и конфликт нужен был не мне, а им. Я понимал, что не хотел делиться с ними хайпом.

О фитах с девушками:

Достойные девушки-MC есть, но как-то пока не сложилось. Из всего женского рэпа, который существует в данный момент, я могу выделить только Тати — у нее есть что-то, что мне реально понравилось. Весь остальной русский женский рэп вообще не по мне. У меня чаще всего коллабы происходят после личного знакомства — так и должно быть. Бывало и наоборот — ты с кем-то записываешься, а потом знакомишься, и понимаешь, что этот человек тебе вообще не по душе.

О самом сумасшедшем коммерческом предложении:

Предлагали ляма три, чтобы рекламировать какую-то шляпу, даже не помню, какую. Что-то нелепое. Надо было вроде сделать трек, снять клип.

В случае с «Тантум Верде Форте» и Тиманом — мы не знаем, сколько ему предложили за это денег. Тиману нет смысла сидеть и переживать о своей репутации. Его в принципе изначально многие не любили на фоне того, что он делал бравадный рэп. Потом он это перевел в шутку, и это зашло. Вот он и движется в этом ироническом направлении.

О музыке и бизнесе:

Одно без другого в 2018 году не может существовать. Но я думаю о том, куда вписываюсь, и что это может за собой нести.