Москва - 93.2 fm
Сейчас в эфире
White Punk — об альбоме «Паук», дружбе с Платиной и коллабе с Хаски

В конце ноября White Punk выпустил альбом «Паук», на котором собрал Хаски, Платину, Катю Кищук, американца Ramirez и других близких по духу артистов. В нашем интервью Даниил рассказал, почему предпочитает работать только с теми, с кем хорошо общается в жизни, и поделился своей главной целью — попасть в Billboard.


Об итогах 2019 года

Я понял, что нужно работать. И 2019 год запомнился мне именно тем, что Паук работал. Я встретил кучу крутых людей, с которыми мы сейчас плетем свою паутину. Ещё я понял, что люди не боятся показывать себя все больше и больше. Меня очень радует, когда приходит новый артист, и я его понимаю. Мы начинаем общаться и работать вместе — я считаю, что так должно быть, все открыты.

О Платине

Платина удивил меня тем, что мне очень приятно общаться с ним вне работы, потому что с остальными артистами мы обычно разговариваем только о музыке, постоянно находимся в поисках чего-то. С Робертом мы можем просто сесть, перекурить сигаретку и поговорить, а потом влиться в работу с новой силой (вы сами слышали «Опиаты круг»).

Сначала я немного отрицал трэп на русском языке, а потом мы пообщались поближе, и я проникся. С Робертом очень легко работать в плане музыки — he got me. И он понимает, к чему мы идем.

С каким бы артистом я ни работал, для меня очень важно общение в жизни. Мне надо узнать, кто он такой, потому что моя задача — дополнять его в песнях. Если взаимопонимания нет, трека тоже не получится.

О главной совместной работе 2019

Из отечественных артистов мне больше всего запомнились Платина и Хаски, из зарубежных типов — Bexey, Night Lovell и Killy.

О своем звучании

Иногда артисты пишут мне: «Ты крутой, я хочу твой соус!» (я, конечно, подразумеваю, что соус — это звучание, над которым пришлось очень долго работать). Мое звучание отличается от всех остальных. Давно, когда я еще только познакомился с Ramirez (я тогда учился в школе), он написал мне на Soundcloud: «Yo bro, your beats is fucking insane!» Так бы я и описал свой звук — insane.

Тяжелее всего мне обычно дается конец песни. В плане продакшена я всегда работаю над ним очень долго. Зачастую после кульминации у артистов бит просто заканчивается, а мне хочется как-то приукрасить финал. На альбоме «Паук» есть трек «Кентервиль» — вот там конец приобретает магическое звучание. Я наиграл минорную мелодию на пианино, и это звучит очень круто, конец хочется переслушивать снова и снова.

Бывает такое, что мы сидим с артистом, и он говорит: хочу то-то и то-то. Я, конечно, не понимаю, чего он хочет. Это как когда два творческих человека встречаются и высказывают мнение по поводу «Черного квадрата» — каждый видит что-то свое. Это современное искусство.

Я сажусь, наигрываю мелодию, кидаю драмки, потом еще пару синтов, делаю бридж, развитие — все, трек готов. На это уходит 30 минут — это для крутого трека. Потом артист говорит: «Чувак, работаем с этим». Я сажусь и доделываю еще в течение 30 минут.

Бывает, когда ты работаешь с артистом, делаешь ему хиток, а он потом приходит и говорит: «Йоу, давай еще раз это сделаем». И ты такой: «Зачем? Давай сделаем что-то другое». Артисты всегда хотят что-то выжимать, а я хочу открывать для себя нечто новое в звучании.

О карьере артиста

Сейчас мне комфортно в любом поле — как артиста, так и продюсера. Мы все время работаем и идем только вперед. Я также не забываю про электронные релизы — все в планах.

Об альбоме «Паук»

Идея возникла еще тогда, когда я писал альбом «Вампиръ». Но я хотел, чтобы «Вампиръ» был неформатной фольклорной историей. Я хотел показать людям, что жанры вообще не важны, потому что есть музыка, и плевать, в каком она жанре. Ты можешь быть панком и писать драм-н-бэйс, быть рэпером и делать фолк.

Над «Пауком» я работал год. Пришлось попотеть, потому что если «Вампиръ» — это туровая история, когда я в перерывах заезжал к Мише Noa на студию, то над «Пауком» я работал терпеливо и долго.

Самым сложным для меня оказалось звучание моего голоса, потому что мы находимся в постоянном поиске. Нужно найти своего звукоинженера. Если у тебя есть звукоинженер с худа — ты просто богатый человек.

Этим альбомом я хотел показать людям, что не стоит бояться экспериментов, потому что все гениальное рождается именно в этом процессе. Сведение альбома было самым тяжелым для меня. Музыканту вообще тяжело остаться довольным. Я придумываю себе бит, пишу себе текст, свожу песню, слушаю себя и в конце понимаю, что я очень устал от себя.

О треке «Паучье молоко»

Так как «Паук» — мультижанровый альбом, мне хотелось, чтобы он удивлял. Когда люди услышали «Паучье молоко», они удивились, потому что этот трек сделан не по канонам. На самом деле это очень сложная песня, и я постараюсь объяснить ее на Genius. Это арт-перформанс.

Я позвал именно Хаски, потому что он очень глубокий человек. За маской простоты скрывается глубокий смысл, и я хотел, чтобы он составил мне компанию именно на этом треке.

Рубрика факты: есть особый вид пауков, и ученые доказали, что молоко самок этого вида полезнее, чем любое другое молоко, в том числе коровье. Там белка в несколько раз больше, чем у человека. Можете это загуглить.

О семье

Я доверяю мнению моей команды и моей семьи. Все только приветствуют то, что я творческий человек. У меня в семье не было творческих людей за исключением дедушки, который научил меня рисовать (до 16 лет я хотел стать художником и даже не думал о музыке). Потом я сделал ставку на спорт, а потом ушел из него и занялся музыкой.

Моя мама все понимает, ей очень нравятся мои дарковые темы, очень. Она в курсе, что я иногда не вижу солнца, и понимает, что это долгий процесс. У каждого музыканта есть состояние загруженности, в котором он находится, пока не выпустит альбом. Тебе хочется отпустить эти эмоции и успокоиться, но музыка — это бесконечная мозаика.

О самокритике

Я — человек, которому все не нравится. Иногда пацаны мне говорят: «Йоу, это круто, оставь», а я такой: «Я бы переделал». Мне это мешает, можно бесконечно что-то добавлять, переделывать — это межгалактический процесс. Нужно уметь не перегнуть палку и остановиться.

О фитах

Я не делал фит ради фита, мне было интересно поработать с моими англоязычными коллегами, потому что у нас есть точки соприкосновения в работе. Со всеми людьми, которые отметились на моем альбоме, я веду бесконечный диалог.

Ramirez — это первый англоязычный тип, который меня поддержал и позвал к себе на лейбл (тогда это была просто крю), но мама меня не отпустила. Мы тогда сдавали ГИА — литературу, физику, химию, биологию. Я не ожидал, что меня так быстро позовет какой-то американец — это было как землетрясение.

С Платиной мы сделали очень много музыки за короткий промежуток, а потом делили ее на альбомы, кому что пойдет. В нашем случае никто не тянул одеяло на себя, как это часто бывает у других артистов. Мне было приятно, что мы можем спокойно думать над тем, как оформить нашу музыку, — мы же серьезные люди, бизнесмены.

Сны Твоих Мертвых Друзей — это очень андеграундный исполнитель. Сначала я думал, что это группа, но оказалось, что это один парень. Мне хотелось, чтобы люди узнали о нем, потому что у него очень прикольная музыка — нойз, фолк, поп-панк, что-то завораживающее. Он настолько андеграунд, что мне пришлось его уговаривать. Он сказал: «Мне не нужен никакой фидбэк, мне и так комфортно». Я так тоже когда-то думал, пока не понял, что нужно взаимодействовать.

Katerina — мисс Кищук. Я решил позвать эту красотку, потому что её голос отлично залетел на хук. Это такой минималистик-лоу-фай-постпанк.

О планах на конец года

Паук уже сплел паутину — она получилась твердой и красивой. Дальше Паук немного отдохнет — недельку, две. Не буду думать об альбоме, но пока мне вообще тяжело представить, что он вышел.

По клипам — выйдет видео на трек «Крестный», очень синематографичное, «Мураками» — это бэнгер, и клип будет сочным (там даже есть моя собачка Таша, по которой я очень соскучился).

Концерты будут уже в 2020 году, ждем всех паучков, будем плести паутинку.

Что касается глобальных целей на будущее — я хочу попасть в Billboard. Иногда на пути к цели хочется немного посидеть на лавочке и подумать о своей мечте, поэтому я особо не тороплюсь, но двигаюсь.