Сейчас в эфире
Влади — об альбоме «Другое слово», «новой школе» и 20-летии Касты

В прошлом месяце Влади выпустил свой четвертый по счету сольный альбом «Другое слово». В интервью STUDIO 21 он объяснил, чем этот релиз отличается от предыдущих, и почему на нем почти нет фитов. Влади также рассказал, на какой музыке воспитывает сыновей, в чем слабая сторона современных рэперов и каким будет новый альбом Касты.


О знакомстве с хип-хопом

Когда в нашей стране пал железный занавес, вокруг стало очень много музыки. Но разобраться в ней было сложно, потому что исполнители не подписывались на кассетах. Тогда я очень заинтересовался жанром, который отличался от всех других — в нем не пели. Оказалось, что это был рэп.

Потом вместе со школьной группой я съездил в Англию, где был расцвет джангл-музыки. Я привез оттуда много кассет и на несколько лет переключился на джангл, а потом опять вернулся в хип-хоп.

С самого начала я мечтал быть рэпером и диджеем, писал стихи как на английском, так и на русском. Первую группу я собрал в 16 лет, она называлась 2XL. Мы писали треки про маньяка-убийцу, и у нас даже был хит на местном ростовском радио. Он назывался «Сейчас как прыгну». Тогда я был единственным человеком в Ростове, который мог написать музло. Мне было 16, и у меня был комп, который только что привезли (у меня была «двойка» по информатике, и родители решили подтянуть меня таким инновационным способом).

Я бредил хип-хопом, и со мной ничего нельзя было сделать. Как только у нас появился компьютер, я стал отдавать музыке по 20 часов в сутки.

О детях

Обычно по вечерам я провожу время с детьми: у меня два сына, и мы с ними делаем домашку. Я постоянно включаю им что-то из музыки, и они очень категоричны в своих рецензиях. Могут запросто сказать: «Выключай, мне не нравится».

Дети любят слушать одно и то же. Но это не значит, что они не готовы вообще ни к чему новому. Если ты умудришься поставить им одну и ту же песню несколько раз, они запишут ее в свой каталог.

Мне бы хотелось, чтобы они слушали детские песни на английском и запоминали их. Если не брать в расчет этот аспект, я подсовываю им Джорджа Гершвина, Queen — такое они вполне могут послушать. Сейчас у нас в плейлисте появился Billy Talent — его трек 2005 года идет в титрах «Черепашек-ниндзя». Я о нем ничего не знал, просто зашазамил — очень крутые треки, классический современный рок. Самый любимый трек моих детей из хип-хопа — L’One «Бамблби».

О современном хип-хопе

Больше всех в последнее время мне понравился Хаски. Кроме него — ATL, Yanix. Obladaet мне в целом нравится, но он мизантроп, а я такое не очень люблю. При этом я не думаю, что мизантропы в творчестве являются мизантропами в жизни.

Новое поколение все делает лучше, чем их предшественники, если не считать идей. Молодые артисты пишут и каждый раз не знают, что у них получится. А мы, пока идея не пришла, даже не начинаем. Более того — пока мы не знаем, чем закончится песня, мы не начинаем ее писать. Идейная подготовка — слабая сторона современных рэперов.

Об отличиях русского рэпа от американского

Сегодня русскому хип-хопу сложно дать определение, потому что он стал очень разным. Есть аналоги западной сцены и аналоги ренессанса старого хип-хопа. Я думаю, что русский рэп полностью аналогичен американскому. И мне нравится, что в русском рэпе есть широкое поле для вордплея.

Русские рэперы не стесняются хреново петь (это относится и ко мне, в том числе). Американские артисты поют, и в этом нет подвоха, а русский как запоет, сразу думаешь: «Куплет был лучше!».

О лучших русскоязычных рэп-треках

Хаски «Панелька»

Грот «Обитатели рая»

Каспийский Груз «Табор уходит в небо»

Скриптонит «Космос»

Баста «Моя Вселенная»

О трудностях опытных артистов

Могу всех успокоить: быть 20 лет в игре — это нормально. Кому нравится рэп, продолжайте, никакой жопы не будет. Смело идите вперед.

Самое сложное — это писать, все равно что отжиматься. Испытываешь только напряжение в голове, в голосовых связках. Когда мне что-то дается легко, я просто не верю в это. Мне кажется, что это не засчитано, даже если получилось круто. Это полноценный труд, который ничем не хуже торговли, строительства, медицины. Поиск идей для меня по-прежнему вопрос номер один, так что инерции нет, есть только исследовательский импульс.

О своей аудитории

Сейчас я обращаюсь к людям младше меня, потому что старшее поколение менее внимательно — они могут легко похвалить, но это не значит, что они что-то почувствовали. Хотя мои родители слушают музыку очень внимательно. Но вообще, когда я работаю над треком, я не представляю своего слушателя. Мне кажется, что, если любой вдумчивый человек услышит мои песни, ему зайдет.

Об альбоме «Другое слово»

У профессиональных рэперов одно единственное желание — продолжать писать. Это внутренняя потребность, и без ее удовлетворения они впадают в депрессию.

«Другое слово» — это сборник песен, у которого нет единой концепции. Стилистически он выдержан в одном ключе, но по смыслу прямой связи между треками нет. Каждая песня — о разном.

«Держись, чувак» — трек о трагическом эпизоде и о мыслях, которые приходят в голову во время похорон (это были похороны бабушки). Очень странные ощущения, потому что эти мысли хочется прогнать. С другой стороны, ты смотришь на вещи глобально, совсем с другого ракурса. «Держись, чувак» — это обращение ко мне и к отцу.

Я писал этот альбом три года с перерывами, потому что одновременно мы работали над релизом Касты. Я не выпускаю синглы, мне гораздо интереснее выпускать альбомы, поэтому я храню демки. Пока они не становятся треками, которые претендуют на альбомное высказывание, я их не записываю.

О фитах

На моих сольных альбомах практически не бывает фитов, потому что все творчество Касты — это фиты друг с другом. Я очень много работаю с другими артистами, и сольное творчество — моя отдушина. Кроме того, все мои песни выстроены логически, и мне было бы тяжело работать с кем-то еще. Фитов я, на самом деле, выпускаю много, но они не попадают на мои альбомы.

В фитах как? Записал и ждешь, повезет или не повезет. Бац, а чужой куплет не укладывается в твою концепцию. А чувак известный, звезда. Ты думаешь, я ему скажу, а он расстроится. Он вида не подаст, но обломается.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Влади (@vlady.pro)

О названии альбома

На моих прошлых альбомах была единая концепция, они отражали мое мировоззрение, и между ними было много общего. Этот альбом сильно отличается от предыдущих. Кроме того, «другое слово» — это фраза, которая повторяется в треке «Кардиохирург».

О треке «Погибнуть как герой»

Песня «Погибнуть как герой» сложно далась мне, потому что я посмотрел очень много хроники с боев, снятой на телефон людьми, которые там же и были убиты. Это тяжелая песня, которую обязательно нужно послушать. Не для повторного прослушивания, но разок нужно.

О треке «Особенный» с Юлией Довганишиной

Юлия озвучивает диснеевские мультики на русском, поет. Все принцессы говорят ее голосом.

Мы слушали саундтрек к «Холодному сердцу» с детьми, и песня «Отпусти и забудь» играла у нас на репите (есть две версии, исполненные разными певицами, и нам понравилась именно Юлина). Она там не просто поет, а еще и говорит от лица персонажа. Я очень легко нашел ее ВКонтакте и написал: «Привет, Юлия! Я Влади, у меня есть песня, давай словимся». И она ответила: «Да, прикольно, давай».

О фите с группой Swanky Tunes «Купидон»

На альбоме есть фит со Swanky Tunes — трио известных российских электронщиков, мы с ними знакомы, и мне нравятся их песни. Как-то они закинули мне демку, мы ее очень сильно изменили, но в итоге изначальную мелодию все равно можно узнать.

О треке «У цветного фонтана»

«У цветного фонтана» — это песня об упадническом состоянии человека, который не очень хорошо представляет, как ему реализовывать свою миссию. Тем не менее, вокруг него хорошая погода, море, простые и праздничные люди. Он выпивает, и ход его мыслей меняется. В общем, это песня про жизненное разочарование. «Перестань мнить о себе слишком дохера» — это призыв к самому себе. Опустись, чувачок, опустись.

Это следующая серия супергеройской франшизы, когда герой уже покуралесил и решил, что много из себя представляет. Но вдруг оказывается, что все сделанное им — какая-то фигня, и от цели он так же далек, как и на старте.

Это песня-настроение, а оно каждый день разное. Например, завтра я на полном серьезе спасу мир.

О юморе в треках

Я часто замечаю, что люди не понимают, когда я шучу. Но я не так сильно жестчу, чтобы это выглядело совсем по-идиотски. Недавно мы думали о постиронии, и прозвучала мысль, что постирония — это когда сам говорящий не знает, где он шутит, а где говорит серьезно.

О власти

Наша внутриполитическая ситуация — это маразм. Раньше власть была носителем национальной идеи, неприкосновенной, священной. До этого власть была династически оправданной. Сейчас власть — это те же люди из пятиэтажек. Почему они решили, что могут не уважать других таких же людей? Они вообще ничем не отличаются от других. Их выбрали, можно сказать, случайно — какое у них право не уважать позицию граждан? Какое у них есть право держаться у власти? Все было бы хорошо, если бы их избирали почаще и меняли на других таких же ребят.

На альбоме не очень много политических тем, даже скорее мало. Их будет гораздо больше на альбоме Касты, который мы уже закончили, — он выйдет 28 ноября. Рабочее название пластинки — «Женская правда».

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Влади (@vlady.pro)

О верности идеалам

Я люблю рэп гораздо сильнее, чем другие жанры, а свой творческий подход — сильнее других подходов. Поэтому со стороны кажется, что я настолько последователен и принципиален.

О работе группы Каста

Самый интенсивный период в творчестве Касты — сейчас, и он длится уже почти год. Все, что было до, — халтура. Мы каждую неделю слетаемся из разных городов либо в Москву, либо в Питер, либо в Ростов, расходимся по комнатам и сочиняем. За восемь месяцев мы написали альбом — такого еще никогда не бывало.

Мы очень много друг друга подкалываем — на этом все и строится.

О планах

Самое основное — альбом Касты, еще мы собираемся в юбилейный тур. Нас смущает дата — 20 лет, но людям, которые с нами с самого начала, это важно. Ну и в целом — кому еще удалось так долго продержаться? Есть Триагрутрика, но им меньше 20. Есть Грот — им 10, Anacondaz — им тоже меньше 10, 25/17 — меньше 20.

Я хочу снимать клипы на песни с альбома «Другое слово», но я всегда ищу какие-то очень удачные аллегории. Пока их нет, я не начинаю работу. Мне не интересно снимать только для того, чтобы создать видеоряд для песни. Это не мой творческий подход.