Сейчас в эфире
Сергеева: слова о допинге убивают. Все кипит в душе

Российская бобслеистка Надежда Сергеева прокомментировала обвинения руководителя ФМБА Владимира Уйбы в свой адрес.

Уйба подтвердил, что ей был выписан запрещённый сердечный препарат. Он отметил, что Сергеева была допущена в Пхенчхан по ошибке.

«Вообще, я не понимаю, с чего все, и Уйба в том числе, взяли, что моя мама кардиолог. Она врач УЗИ, просто работает в Кемерово в кардиологическом центре. Но это, мягко говоря, не одно и то же: в этом центре и гинекологи работают, и анестезиологи, и рентгенологи, и водители с бухгалтерами, в конце концов. Мама переживает эту ситуацию даже сильнее, чем я. Если не брать детство, она никогда мне не давала ни одной таблетки, даже от головной боли. Это смешно обсуждать: я взрослый человек, мне 30 лет, много лет профессиональная спортсменка, перед Олимпиадой я даже домой не ездила. И что это за такой секретный препарат, который я только от мамы могла получить? Да он же, как теперь я узнала, в каждой аптеке продается без рецепта. Если вы так хотите меня очернить, зачем еще и маму приплетаете?

У меня все кипит в душе. Возмущена: какое право имеет человек давать интервью, где нет обо мне вообще ни слова правды? Меня убивают, например, слова, что триметазидин был мне необходим. Якобы у меня так все плохо с сердцем, что я еле до Пхенчхана доползла. И ладно бы Уйба говорил только обо мне, но он еще и впутал в историю маму. Она и так нервничает. Кемерово маленький город, там все знают о случившемся. Эту статью сразу перепечатали все местные газеты, но ни у меня, ни у мамы никто ни из сотрудников ФМБА, ни из журналистов ничего не спрашивал. А если с мамой, не дай бог, завтра от переживаний что-то случится, я что должна буду Уйбе сказать? Есть же какие-то святые темы, которые нельзя затрагивать…» — заявила спортсменка.