Москва - 93.2 fm
Сейчас в эфире
КУОК — о чешской рэп-тусовке, треке «Будка» и дружбе с Booking Machine

КУОК — продюсер и исполнитель из Праги, работающий одновременно в двух жанрах: рэпе и экспериментальной электронике. В нашем интервью он рассказал о своем недавнем сингле «Будка», пражской рэп-тусовке, а также провел небольшой инструктаж, как правильно пояснить маме за текст.


О знакомстве с рэпом

В рэп меня занесло из электроники. У меня есть электронный проект QUOK, которому уже шесть лет — это довольно творческая и некоммерческая музыка. А есть рэп, и там я уже валю. В моей жизни произошло peer pressure, потому что много моих пацанов ушло в рэп. Так исторически сложилось, что рэп меня окружает, поэтому я его впитываю и выдаю.

О никнейме

Так меня назвали еще в школе, во времена Minecraft. У этого никнейма есть смыслы — например, на куока можно ловить сома. Я хотел поменять ник, но уже привык к нему — он хорошо смотрится на афишах.

О Праге

Мы переехали в Прагу, когда мне было лет 10. С русской школой у меня не срослось, в чешскую я не захотел, а в американской школе можно было выбирать какие угодно предметы, поэтому я пошел туда — хотел поучиться музыке.

Я перешел в девятом классе и первые несколько месяцев вообще не мог ни с кем разговаривать. Там была IB система, и я решил, что не буду брать физику и химию, а возьму музыку и кино. Там я начал слушать рэп, например, $uicideBoy$.

Обучение бас-гитаре и джазу очень помогло мне впоследствии, когда я стал заниматься музыкой. Конечно, у меня уже был музыкальный опыт, полученный методом проб и ошибок, поэтому обучение для меня стало подкреплением теории.

О семье

Можно сказать, что в музыку меня привела семья. Когда мне было лет пять, брат начал скидывать мне интересную музыку — благодаря ему я начал слушать Aphex Twin. Он — мультиинструменталист и звукарь, играл в группе, и когда мне было лет 8-9, он меня этим заразил. Родители включали в машине джаз.

Об электронной сцене

Сейчас из электронной музыки мне нравится Ark, Lapalux, Джон Хопкинс, Портер Робинсон с новым проектом Virtual Self. Он играет мою музыку у себя на фестах, в туре брал один из моих треков с альбома. Из наших выбрать тяжелее. У нас крутая фьюче-гэридж сцена, много атмосферщиков — например, Jan Amit, но он уже не пишет музыку, он пишет саунд-дизайн для рекламы и так далее. Из известных имен у нас есть Woodju.

Об отличиях электронной и рэп-сцен

В рэпе большинство людей куда-то бегут, спешат — все хотят быть в топе. В электронике все намного размереннее: народ просто пишет музыку для себя и параллельно занимается коммерческим саунд-дизайном, продакшеном для других людей, и может, получает что-то со стримингов. В электронной музыке не нужно ставить себе дедлайны, а в рэпе нужно держать руку на пульсе.

Рэп я всегда пишу на какой-то эмоциональной волне. Во многом все сводится к тому, чтобы поймать свое ощущение.

О рэп-карьере

На моем следующем релизе «DECANDACE 3» будет точно больше 20 треков. Из фитов — Chemodan Clan, Sifo и другие.

Я пришел к тому, что нужно что-то выпускать, примерно год назад. Все началось с EP «Байнари» — там был первый «Нуар», который в итоге перерос в «Нуар 2» и стрельнул. После второго «DECANDACE», когда я уже заявил о себе и показал, что могу лучше, меня стали находить люди. Можно сказать, что в мае был переломный момент.

В плане музыки я всегда был социальный пацан и дружил со всеми. Мы с Saluki и Loqiemean давно знакомы, с ребятами из Yung Russia, с White Punk у нас вообще всегда были близкие отношения. Jeembo приезжал в Прагу, мы провели несколько дней вместе, потусили, пообщались. С Booking Machine мы общаемся, дружим и работаем.

До рэпа я делал продакшен многим людям и на чешской сцене, на американской и здесь. Есть парочка очень больших треков, которые я спродюсировал.

О клипах

Я учусь на монтаж кино, и мне надо практиковаться. Все началось с видосов про Minecraft, попыток видеоблогинга в пятом классе, а потом переросло во что-то более серьезное. Я начал заниматься коммерческими проектами вроде рекламы. А потом подумал: почему бы не перенести это в творчество?

Из выпущенных клипов у нас уже есть «Peer Pressure», «Будка» и «Авиарежим». Мы все делаем сами — ищем пленку, проявляем, монтируем. Оператор, который меня снимает, говорит: «Если бы Вова мог снимать себя сам, то я бы ему не понадобился».

Мы с Souloud снимали клип практически с руки. У нас была такая штуковина, которая присоединяется к телу, туристы проходили и говорили: «О, видеоблогеры».

О планах

Я хочу сделать что-нибудь с симфоническим оркестром. Пока были только пробные варианты с отдельными камерными оркестрами, что не так интересно. Фита мечты у меня нет и никогда не было.

О Москве

В Москве очень жесткий ритм. Я приезжаю сюда на выходные, чтобы делать дела, которые не могу делать дистанционно.

Мне бы хотелось переехать в Москву, но я сейчас прохожу через стадию отрицания. При этом понимаю, что очень скоро переезд произойдет. Пока что я уверен, что уеду в Петербург, но все-таки думаю: «Может, лучше сразу сюда, чтобы на сапсан не тратиться?»

Когда дистанционно делаешь какую-то коллаборацию, получается не то. Вот Souloud ко мне приехал, и мы за вечер сделали фит. Получилось отлично, и на следующий день мы сняли клип. Я хочу, чтобы такая движуха происходила здесь с локальными ребятами, с которыми я общаюсь в телеграме.

О недостатках российской рэп-индустрии

Текущее положение в рэп-игре меня не полностью устраивает, потому что есть ленивые люди, которые занимают очень высокое положение. Ленивые — именно в звуковом плане. Может, они крутятся-вертятся или их менеджеры вывозят. У нас много шикарных исполнителей, много примеров для подражания, но, к сожалению, они перемешаны с другими персонажами.

В рэпе есть куча поджанров, и надо как-то расширять свои границы, как это сделал Скриптонит, Saluki, Loqiemean, скрещивая абсолютно разные стили внутри рэпа. Я не хочу смотреть на рэп как на рэп, я хочу делать музыку.

О рэп-тусовке Праги

Многие уезжают в Чехию учиться, потому что там дешевые языковые курсы и это самый центр Европы (как говорят чехи). Атмосфера там мало чем отличается от питерской. Мне кажется, там просто комфортно, поэтому народ поголовно едет туда.

У меня есть чешские фанаты, очень назойливые, но на чешскую сцену я вообще не хочу выходить. У меня есть пара фитов с локальными артистами — один со словаком, другой с чехом. Мне кажется, это будет очень смешно для русской сцены, потому что для русского слушателя чешский звучит просто убого. Этот язык менее мелодичный, и он выбивается из моего музыкального стиля.

Иногда я вставляю в свои тексты локальные мемы, которые могут понять только на чешской сцене, что очень круто воспринимается на больших русских тусовках в Праге.

Сейчас мы работаем с тусовкой 404 — это тусовка российских эмигрантов в Чехии. Одна из вечеринок собрала почти косарь людей в одном помещении, там был мой первый стейдж-дайвинг. Русские ребята приезжают к нам каждый месяц, скоро Хаски будет. Обожаю его, Хаски — один из моих любимых исполнителей.

О баттл-рэпе

Я бы, может, и полез в баттл-тусовку, если бы не занимался записью треков. Мне кажется, тут либо одно, либо другое. Я хочу делать немного другое шоу, хотя мне нравится следить за баттл-сценой, но на этом я пока останавливаюсь.

 

О треке «Будка»

Над треком «Будка» работали мои кореша из Санкт-Петербурга — Why, Berry (он делает музыку из GTA) и Soda Luv — его зовут Владос, и он делает музыку для очень раскрепощенных девушек.

Мы пришли на студию и сделали этот трек буквально за два часа. Я сказал: «Я сейчас сделаю бит, а вы на такой-то bpm будете делать текст». Мы все выбрали старые куплетики, которые перелопатили под эту песню. Бит я сделал минут за 40, пока парни допиливали тексты. Мы по очереди записались, а потом я доделал его уже в Праге. А потом мы за четыре дня сняли клип.

О треке «Авиарежим»

Этот трек — про расстояния. Он про то, что в Праге иногда бывает тоскливо, и в такие моменты я никого не хочу видеть. Он очень похож на то, что я делаю под электронным псевдонимом.

О мате в треках

Я вообще стараюсь писать без мата, но он иногда проскакивает — я особо не парюсь по этому поводу. Со мной произошла забавная история: я гулял по Праге со своими ребятами, подходит ко мне малой лет 15 с мамой и говорит: «Классная музыка! Давай сфоткаемся с тобой и твоими пацанами». И тут мне его мама респектует за то, что я не матерюсь, говорит: «Можно слушать на кухне, в машине и не стесняться».

Мои родители тоже слушают мои треки, и я не особо хочу их расстраивать. И так уже было пару моментов, когда они говорили: «Так, Вова, ну-ка объясни, что это за строчка». У меня есть трек «Рейвер» — он очень локальный, очень чешский, и там есть строчка: «Умереть на рейве в Ankali». И мама такая: «В смысле умереть? Ты ходил в Ankali?» А Ankali — это местный Mutabor. Я говорю: «Нет, мам, это просто такая стереотипная штука». «Почему слюни горькие? Почему с запахом гари?» Короче, пришлось пояснить за весь текст. Ну ничего, пояснил.