Сейчас в эфире
OUTLAW MOSCOW — о работе в тандеме, коллаборации с Puma и сотрудничестве с Mail.ru

Outlaw Moscow — московский бренд, созданный бывшими однокурсниками Максимом Башкаевым и Дилярой Минрахмановой в 2014 году. Сейчас это марка, которая представляет свои коллекции на мировых неделях моды, сотрудничает с Puma и является обладателем престижной премии Fashion Film Award by SHOWstudio. В нашем интервью Диляра и Максим рассказали о философии бренда (который не ограничивается дизайном одежды), попадании в список Forbes «30 до 30», влиянии инстаграма на развитие бизнеса и многом другом.


О знакомстве и старте проекта

Максим: Все началось с Китая: мы с Дилярой познакомились в Пекине в 2009 году на стажировке (по специальности мы китаисты) и сразу нашли общий язык. Потом Диляра училась в Китае, а я переехал во Францию. Мы заканчивали учебу в разных концах света, но после вернулись в Россию. Как-то в осенний сумрачный день я встретил Диляру в розовом махровом пальто и сказал: «Это круто!». Она ответила: «Я его сама сделала».

Диляра: То, что мы создали, — это своего рода семья, детище, которое объединяет нас уже пять лет. Это очень серьезно, поэтому мы стараемся уважительно, дружественно и с любовью относиться друг к другу. Мы не ссоримся, но бывает, что мы конструктивно спорим.

Максим: На самом деле, у нас поразительное понимание друг друга. Бизнес действительно похож на отношения, здесь требуется честность и смелость обсуждать проблемные моменты. Несмотря на то, что мы с Дилярой очень разные люди, у нас одинаковое понимание 99% вопросов. Мы можем какие-то вещи даже не обсуждать, просто друг на друга смотрим и все понимаем.

Диляра: Мы с самого начала жили философией Outlaw. Первый год мы вообще очень мало спали, но мы кайфовали, было супер. Сейчас мы балансируем: у нас стало больше ответственности, больше нагрузки, проекты и партнеры стали крупнее и так далее. Иногда нужно давать себе восстановиться, чтобы с новыми силами врываться в бой.

Об ошибках СМИ

Максим: Впечатление о том, кто в тандеме главный, зависит от медиа. Forbes в своем рейтинге «30 до 30» написали только про Диляру. Когда мы выиграли Fashion Film, СМИ называли автором только меня, хотя мы сняли его вместе. Потом медийное покрытие выровнялось, потому что все последующие публикации я исправлял.

Диляра: Мне было немножко обидно, потому что российские СМИ — это одно, а когда CNN и крупные медиа по всему миру не упоминают тебя, это момент проверки.

Максим: Второй фильм, который был снят с Ником Найтом, мы показывали в Австралии, и туда хотели везти одного человека. Мы сказали: если одного, то вообще никто не летит. В итоге полетели оба.

О рейтинге Forbes «30 до 30» (список самых перспективных россиян моложе 30)

Диляра: Когда со мной связались Forbes, это было неожиданно. Я сразу стала проверять, что это за рейтинг. Это был первый в России список Forbes, в который попали перспективные, а не самые богатые люди моложе 30. Конечно, мне было приятно, и я сразу написала Максу.

Максим: Это нормальная история, что они указали только Диляру. Сначала, конечно, становится обидно, а потом вспоминаешь, что были и другие ситуации: когда меня упоминали, а Диляру нет. Иногда нельзя вписать в список из 30 человек сразу двоих, ты не можешь отвечать за журналиста. Ты делаешь свою работу, он — свою. Плюс, это не так важно, учитывая, какой путь мы прошли, сколько проектов реализовали. Задетое эго не помогает тебе работать, ты должен просто двигаться дальше.

О приоритетах в работе

Диляра: Деньги никогда не были для нас приоритетом. Самое главное — это принимать правильные решения каждый день. Нужно делать все ради искусства и высказывания своего мнения.

Максим: Мы много шутим по поводу того, что у нас фэн-шуй. Мы всегда действовали интуитивно: если человек влиятельный, дружественный нам, и мы были готовы подарить ему пальто, несмотря на то, что у нас маленький бренд, мы это делали от души и никогда не просили в обмен фотографию. И это заканчивалось тем, что про нас писал американский Vogue.

В наш фильм, который снимал Ник Найт, мы вложили вообще все средства, которые заработали за полгода. Может быть, 300 тысяч. Мы отправили его на конкурс и продолжили дальше зарабатывать деньги с нуля. В конечном итоге мы выиграли среди 10 тысяч работ. Получается, что иногда надо действовать не исходя из коммерческого плана и выгоды. Обычно самые правильные решения кажутся не совсем логичными.

Диляра: Самое главное — это удовлетворение от проделанной работы, реализованного проекта.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Outlaw Moscow (@outlaw_moscow)

О влиянии Instagram на развитие бренда

Максим: Инстаграм помог нам — 100%, мы стартанули оттуда. Пять лет назад он только появился, все было на подъеме, и внимания было много. Сейчас есть некое пресыщение, и молодым проектам сложнее выбиться в лидеры. Мой друг, фотограф Паша Швай, помогал нам раскручиваться. Для этого в инстаграме есть специальные методы, но это не комменты и не какой-то спам.

Об объемах продукции и других брендах

Диляра: Мы каждый год запускаем какие-то новые идеи и бизнес-планы. Мы делаем не только одежду, но еще, например, фильмы, тусовки, мероприятия. У нас никогда не было цели сделать супербольшой бренд с десятками тысяч айтемов.

Максим: Да, мы же не Black Star Wear.

Диляра: Есть ряд брендов, которые просто продают шмотки, но это не фэшн. Это абсолютно другой сегмент, и мы к нему не относимся.

Максим: Zara — это масс-маркет, Black Star — это тоже масс-маркет. Это другой тип бизнеса, даже не дизайн, это опт и разница, продажа одежды. Мы больше про дизайн и создание коллекций.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Outlaw Moscow (@outlaw_moscow)

О плагиате в моде

Диляра: Есть прекрасный инстаграм-аккаунт diet_prada, который каждый день выставляет бренды и их копии. Это самый популярный ресурс, где все видят, кто откуда берет идеи.

Максим: Даже самые известные и авторитетные дизайнеры все равно делают копии коллекций 20-летней и 30-летней давности.

О своих покупателях

Максим: Обычно в наши шоурумы приходят люди, похожие на нас.

Диляра: Наш покупатель тоже меняется, особенно после коллаборации с Puma, потому что у нас была более доступная и стритовая коллекция по всему миру. На самом деле, наши клиенты за границей и в России — это разные люди.

Максим: Из-за ценовой политики нашими клиентами всегда были люди возраста 30-35, иногда 40. Мы продавали дорогую верхнюю одежду и все равно были в молодежной тусовке. Все хотели что-то приобрести, но не могли. Нам постоянно говорили: «Ребят, сделайте худи или футболки». А мы два года не делали ни худи, ни футболок, что нетипично — обычно бренды с этого начинают. Мы сделали их только через 3-4 года, и у нас до сих пор их почти нет, потому что они обычно сразу раскупаются.

На более молодых ребят мы заходим через коллаборации, но основная коллекция дорогая, и ее могут позволить себе люди платежеспособные.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Outlaw Moscow (@outlaw_moscow)

О том, может ли девушка быть сексуальной в streetwear

Максим: Девушка может быть сексуальной в любой одежде, streetwear или не streetwear — не имеет значения. Момент стилизации и твоего внутреннего вкуса — это основное. А из чего ты собираешь свой лук — streetwear, секонд-хенд, тотал-люкс, вообще без одежды — неважно. Важно, как ты это используешь. Даже если ты не умеешь подбирать вещи, но тебе в них комфортно, ты можешь в этом существовать. Сексуальность уже второй момент.

Диляра: Если посмотреть на Неделю моды и на публикации в СМИ, то можно увидеть, что street fashion — это не только безразмерные футболки и худи, что может банально считаться несексуальным. Это сочетания топов, широких джинсов, классных сникеров и маленьких сумочек — очень широкий спектр. Странно все стандартизировать и сужать до банального рэп-лука в безразмерных одеждах.

Об аксессуарах

Диляра: Главное, чтобы аксессуары подходили по образу.

Максим: И чтобы человеку было комфортно. Есть люди, которым не подходят их аксессуары, но они себя в них очень комфортно чувствуют. Когда Tekashi посадили, я подумал, что его посадили за стиль.

О коллаборации с Puma

Максим: Puma приехали в Москву искать местные бренды, и локальный офис сделал для них список из 10 дизайнеров. Глава коллаборации Yassine Saidi приехал к нам в шоу-рум на Остоженке и сказал: «Ребят, давайте работать».

О сотрудничестве с Mail.ru

Максим: Есть технология NFC, которую мы сейчас везде используем. Это технология чипирования и проверки аутентичности продукта. Mail пришел к нам с предложением сделать технологичный коллаб, и нам было интересно. Это был нетривиальный бренд, не такой известный, как «Яндекс», но там классная команда с классными идеями. Поэтому мы интегрировали идею с NFC-чипами, и проект получился со смыслом. Теперь есть приложение, которое помогает определить аутентичность вещи. Если продукт аутентичный, приложение пишет: «Verified». Кроме того, оно показывает, где ты отсканировал чип, как стирать вещь, из чего она сделана и видео, которое мы сняли в Сингапуре.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Outlaw Creative (@outlaw_creative)