Сейчас в эфире
Offset — о возвращении моды на серьезный рэп

Сольный альбом Offset «Father of 4», вышедший на прошлой неделе, похож по звучанию на все предыдущие релизы Migos (и это неудивительно, ведь его продюсеры — Metro Boomin и Southside), но сильно отличается от них по смыслу. Несмотря на привычные строчки про богатство, основное полотно альбома — это размышления о личных проблемах, таких как отцовство и отношения с Cardi B. В эфире радиошоу The Breakfast Club Offset заявил, что свэг-рэп, так полюбившийся фанатам Migos, постепенно уходит в прошлое, а музыка со смысловой нагрузкой снова становится актуальной.

По словам Offset, «Father of 4» — это попытка познакомить фанатов атлантского трио с новым контентом: «Я чувствовал, что этот альбом должен быть другим, потому что я вырос. Я взрослый мужчина и не могу продолжать читать про бриллианты и машины, так как постоянно сталкиваюсь с реальными проблемами. И я знаю, что люди, на которых я оказываю влияние, устали слушать о том, чего у них нет. Я стремился записать треки, которые передают настроение, поэтому откладывал релиз. Я хотел продумать лирику, потому что чувствую, что содержательная музыка возвращается. Свэг и прочее постепенно теряют актуальность».

Offset отметил, что современный хип-хоп слишком сконцентрирован на наркотиках. В треке «North Star» с нового альбома он рассказывает, как пытался избавиться от зависимости и перестать принимать лин (кодеиновый сироп): «If I can’t sip it then mama I can’t even sleep» («Если я не сделаю глоток, я не усну»).

Он также объяснил, что с помощью нового альбома хотел бросить вызов фанатским ожиданиям: «Не хочу, чтобы на меня вешали ярлык. Я знаю, что от меня ждали трэпа, но у меня есть свой взгляд и настоящая история. У меня интересный бэкграунд, и я хочу рассказать о нем миру. Я 13 раз был в тюрьме, мне грозил 10-летний срок».

В альбоме «Father of 4» Offset откровенно рассказывает про личные драмы и отношения с детьми (напоминаем, совместная дочь с Cardi — Kulture — его четвертый ребенок). В заглавном треке участник Migos обращается к старшей дочери и просит прощения за долгие годы отсутствия: «Kalea, you my first, first daughter/ I missed the first years of your life, I’m sorry/ Tell the truth, I ain’t really know if I was your father/ Tell the truth, I really don’t even know your mama» («Kalea, моя первая дочь/ Я пропустил первые годы твоей жизни, прости/ Честно говоря, я даже не уверен, что я твой отец/ И честно говоря, я даже не знаю твою мать»).