Сейчас в эфире
Коля Редькин — об искусстве байта, «Вписке» с Киркоровым и летнем лагере для журналистов

В гостях у STUDIO 21 побывал редактор The Flow, автор шоу «Вписка» и обладатель двух такс — Коля Редькин. Он рассказал, как относится к байту («украсть надо красиво»), почему рэп еще долго будет популярным («хип-хоп как покемон»), а также воспользовался случаем, чтобы пригласить на «Вписку» российского поп-короля.


О знакомстве с хип-хопом:

В один прекрасный момент мне попала в руки кассета Децла. Это было очень круто — детская музыка для моего детского мозга. Тогда я вообще не погружался в культуру, был пассивным слушателем — принимал информацию, а новую не рыл.

Лет в 18 я стал читать музыкальные журналы. Тогда еще не было сайтов — время было дикое, информацию передавали на дискетах.

Как и у многих моих ровесников, моими первыми MC были Лигалайз, Легальный Бизне$$ — песня «Рифмомафия» — у меня мозг потек, как можно так читать, делать такой грув. Естественно, были еще Eminem и Dre. Когда вышел альбом «2001», я слушал его на повторе.

О музыкальной журналистике:

Я закончил факультет международных отношений — это диаметрально противоположный журналистике профиль. Но жизнь иногда заводит нас в неожиданные места.

Я начинал со статей в газете, потому что тогда не было ни пабликов ВКонтакте, ни блогов. Это был 2006 год, тогда по земле ходили трицератопсы. А потом была магия — через 8 лет мы создали The Flow.

Я очень удивлен фактом, что мне никогда не пытались дать люлей. Хотя сегодня мне написал Dyadya Ji, что «насует мне Федуков». Будем смотреть.

За прошедший год очень многое поменялось. Например, приняли закон об изоляции рунета. Это не очень здорово, и я думаю, что в будущем он еще аукнется.

О состоянии хип-хоп-культуры:

Разговоры о том, что хип-хоп мертв, начались еще когда Nas выпустил альбом «Hip-Hop Is Dead» (в 2006 году). Но хип-хоп до сих пор жив, и он в нашем сердечке.

Это же круто, что порог вхождения в хип-хоп стал низким. Мне очень нравится такой панковский подход, когда любой человек может что-то сделать, а люди решат, хорошо это или плохо. Они могут оценить, а могут сказать: «Да пошел ты».

Сегодняшнее состояние хип-хопа я бы охарактеризовал картиной Айвазовского «9 вал». Это огромная волна, которая нахрен смывает тебя. Хип-хоп очень вирусный жанр, он еще долго будет популярным. Он будет мутировать, подстраиваться под существующие тренды. Вот сейчас появился Lil Nas X — возможно, покатится волна кантри, будут новые люди, работающие в этой сфере, а потом возникнет Кендрик Ламар от кантри-рэпа, который запишет альбом-манифест «To Pimp A Horse».

Хип-хоп как покемон. Помнишь, как Пикачу эволюционировал в Райчу, Мьюту и так далее? Вот и тут — пара побед, и он прокачает свои скиллзы и изменит форму. Мне нравится, когда в жанре что-то происходит. Вот, допустим, рок-музыка уже много лет копирует себя. Сейчас идет процесс копирования копий. Рэп в этом плане гораздо более незашоренный: приходит какой-нибудь горячий 15-летний фрешмен и говорит: «Да пошли вы в жопу, я сейчас вам покажу, как надо». И показывает. В этом и прикол, за это я и люблю хип-хоп.

О российской рэп-сцене:

В русском хип-хопе все хорошо, каждый год появляются очень крутые и, что самое важное, самобытные имена. В прошлом году это был GONE.Fludd — артист, который не зациклен на чем-то одном и может делать по-разному. Еще в прошлом году мне понравился Mnogoznaal. Он принес с собой свою атмосферу, свой холод, свое темное мироощущение.

О Big Baby Tape:

Все мы знаем, что великие художники воруют (это не моя цитата). Но надо украсть красиво, что у Тейпа не очень получилось, потому что поднялся ненужный хайп, и он очень агрессивно ответил всем, кто его критиковал.

О сайте The Flow:

Ты много работаешь, и спустя 20 лет к тебе приходит успех. Это наш секретный ингредиент — мы хардворкеры. А комментаторы — это крутой бонус к нашему контенту.

Об идее шоу «Вписка»:

Мы с Васяном попали в летний лагерь для музыкальных журналистов — днем купались, а вечером сидели у костра. Там мы и познакомились. Я говорю: «Васян, давай украдем идею у шоу MTV Cribs». Он говорит: «Нет, давай лучше украдем идею у программы “Пока все дома”». И мы красиво украли, как художники.

Уже на следующий день мы свалили из лагеря делать программу — взяли камеру и поехали к Олегу ЛСП. Мы так и сказали: «Чуваки, мы стырили идею у MTV Cribs и едем к вам снимать это самое». Они сказали: «Ну окей, давайте». В итоге всем все понравилось, и мы решили продолжать. В июне нашему шоу будет два года.

Сейчас нам постоянно пишут MC с 15 подписчиками. Но это круто, когда люди верят в себя, так и надо. У нас есть файлик со списком гостей, и мы по нему идем. Мы туда накидываем, накидываем, накидываем, и у нас появляется расписание. Потом оно срывается, образуется новое расписание и так далее.

Мы садимся на бережку и обсуждаем, кого снимать. Иногда ссоримся, но всегда миримся — мы же добрые люди и всегда находим компромисс. У нас были выпуски не только с горячими артистами, был видос с The Chemodan Clan — на мой взгляд, это совершенно культовые чуваки, которые очень сильно повлияли на российскую хип-хоп сцену. Мы написали Луи и не знали, согласится он или нет. Когда он сказал: «Ребята, я смотрю “Вписку”», мы поняли, что все не зря.

О «Вписке» мечты:

Естественно, я бы хотел залететь к Chief Keef. Еще к Киркорову. На самом старте мы реально писали менеджеру Филиппа Киркорова: «Здравствуйте! Мы очень хотим приехать к Филиппу Бедросовичу», но он нам ответил: «Ребята, не сегодня». Мы ему скоро снова напишем.

Филипп Бедросович, пожалуйста, впишите нас, мы вас очень любим, я вырос на вашей музыке. Клип «Мышка» я помню покадрово. Но думаю, что с Chief Keef реальнее сделать.

О планах:

От меня ждать сюрпризов и какой-нибудь веселой фигни. Но самое интересное происходит, когда ничего не ждешь.

Передаю огромный вселенский шараут всем нашим ребятам с The Flow — всех обнял и приподнял.