Сейчас в эфире
Недры — про армию, заработки уличного музыканта и EP «Бивни»

В эфир STUDIO 21 заглянул Недры — автор необычной и цепляющей музыки, недавно выпустивший дебютный EP «Бивни». Он рассказал, сколько зарабатывает уличный музыкант в Питере, почему его релиз называется «Бивни», а также как отдать долг родине и наладить отношения с отцом.


Про никнейм:

Это как бы ментальный мир, который врывается в нашу реальность и обретает физическое тело. Это как художественный фильм, который сейчас ближе к боевику. Но драматургия и мелодрама тоже будут присутствовать. Плюс триллер будет всегда.

Про предыдущие проекты:

С 9 лет я пишу прозу, мне это было всегда интересно. Однажды я заметил ребят, которые читают на перемене. Я подумал: «Ни фига себе! Мой словарный запас позволяет мне в этом развиваться».

Я начинал писать с фантастики про магию и различные миры, думал: «Хочу, чтобы по этому сняли кино». Потом я подумал, что стихи — это то, что я могу сейчас попробовать. Отсеивались люди, Cubase один на всех, караоке-микрофон, один компьютер на районе.

В 2006 году мы делали фанк, бум-бэп, немного раггамаффина. Мы ходили на студии, учились петь, проводили вместе время. Я думал: «Как Гуф узнает, сколько в строчке должно быть слов?».

Потом мы (группа «Соседний подъезд») начали выступать на каких-то открытиях, даже ездили в область, даже на Дне города выступали. В итоге группа переформировалась в объединение людей, которые двигались вместе в Екатеринбурге.

Один из тех людей, которые были со мной, это Паша Ванда из группы Lovanda. Потом я уехал в Питер, и там уже начался сумрак. Там меня хорошо приняли, потому что у меня был другой флоу. Все сразу заметили, что я не местный. Потом я обнаружил Sapa13, мы двигались с ним.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

🗡лирический супер-герой переживает своё явление 📸@bagiralenina

Публикация от НЕДРЫ (@dopphighplayer)

Про армию:

Для начала я один раз попытался откосить от армии, у меня не получилось. Мне сказали: «Ты здоровый бык». Так как мой отец краповый берет, так вышло, что всю жизнь мне приходилось с ним соревноваться. Когда я попал в танковую бригаду в Наро-Фоминске, к нам на КМБ пришел здоровый ВДВ-шник и сказал: «Ну че, кто хочет реально устать?». Я такой думаю: «Это реально мой шанс!». Туда брали только классных пацанов, крепких парней. Он мне говорит: «Че ты можешь?». А я мог только 30 раз подтягиваться. Он говорит: «Иди, подтягивайся». 25 раз подтянулся, он сказал: «Верю».

Потом пришел в роту, мне говорят: «Классная фамилия! Будешь снайпером» (прим. ред.: фамилия — Ворошилов). Я говорю: «Ребят, у меня очки, я не очень хорошо вижу». А мне говорят: «Сейчас из Чечни приедет офицер, а он вообще на один глаз слепой, он будет вас учить стрелять». И это было реально круто, у меня даже есть грамоты.

Это был по-любому позитивный опыт, потому что там я увидел, как человеческие качества проявляются, как можно работать в команде, как можно преодолевать себя и трудности. Это такой путь самурая, и мне это было нужно.

Когда я вернулся, папа сказал перед всеми за столом: «Я горжусь тобой».

Про переезд в Питер:

После того, как я уже решил не учиться в университете, я купил не стипендию африканский барабан джембе и решил начать карьеру перкуссиониста. Я переехал в Питер, играл на улицах — так реально можно было заработать. Это был 2012-13 год, и 5 тысяч за вечер было у каждого. Это любой день, в который ты стараешься. А в праздничные и в выходные дни можешь подрубить вообще хорошо.

У меня была какая-то тактика, и я ее придерживался. Я переехал в город, решил добиться чего-то в нем. Росли знакомства, и в какой-то момент стало понятно, что с такими знакомствами уже невозможно играть в метро.

Про знакомства:

Та музыка, которую я делаю, — это всегда мое сотрудничество с технически оснащенными, талантливыми людьми.

Бывает такое, что кто-то из моих друзей скидывает мне бит, и он мне нравится, но я знаю, что в нем изменить. Он скидывает мне по дорожкам, я иду к другому типу, мы берем синтезаторы, и я говорю: «Хочу, чтобы было так: та-та-тата». Он играет партию, и я выбираю звуки. То есть я утверждаю всё, но и не ограничиваю людей. Они как бы проходят через мой фильтр, мне же петь эту песню. Спасибо им всем.

Про название релиза «Бивни»:

В последние годы своей жизни я понял, что в борьбе нужно показывать зубы, без этого никак.


Про музыкальные влияния:

В начале это было радио. Лет в 7 мне родители подарили микрофон, я переписывал кассеты. Я любил Black Eyed Peas, Depeche Mode — я любил всё, что играло на радио «Европа Плюс». Тогда там были Deatiny’s Child, Timbaland. Интернета не было просто. Но потом я ознакомился со всей музыкой. Я просто брал альбом за альбомом, читал о них, слушал Tupac, Biggie, Miles Davis — всех великих музыкантов. Я был перкуссионистом и даже преподавал детям, поэтому мне было интересно, как музыка живет в принципе.

На тот момент, когда мы поднимались, Витя АК был настолько популярен, что захватил и наши сердца. Он бодро рифмовал, хотя мне не особо нравилось, что он рифмует. Я подумал: «Если мне хватит мозгов, я могу с тобой тягаться!».

Про индустрию:

За последние пять лет индустрия классно выросла, русская сцена стала более разнообразной. Сегодня можно найти русскую музыку на любой вкус. Она ничего не копирует, просто рождается здесь, и я лично за такую музыку.

Мне интересна любая музыкальная работа. Можно встретиться с исполнителем и сделать что-то совершенно новое. Мне нравится что-то мистическое — Boulevard Depo.

Про планы:

Сейчас мы работаем над визуальной частью, обязательно будет что-то. Далее, в конце лета-осенью, хочется выпустить еще один релиз, 5 треков.