Сейчас в эфире
Годовщина со смерти Lil Peep — осмысляем бессмертную икону
Автор: Александр Куликовский

Прошел целый год. Если вспоминать события того дня, и то, с каким темпом появлялись новости, то становится не по себе. Густав стал иконой для целого поколения, которое исчисляется не тысячами, а миллионами слушателей, заблудившихся или запутавшихся на разных этапах жизни, и по сути, смерть стала тем самым судьбоносным «щелчком», трансформировав наивного юношу в символ надежды.

Наркотическая зависимость, очевидные проблемы в отношениях с девушками, мысли о возможном самоубийстве, встречающийся абсолютно везде абьюз — это наше окружение, точнее его мрачная тень, от которой нельзя сбежать, и которую во всех красках изображал Lil Peep в своих текстах, обнажая собственную ранимость перед незнакомым слушателем. Густав общался понятным языком с теми, кто в этом нуждался, оборачиваясь собеседником тогда, когда все остальные отвернулись.

Но дело было не только в текстах. Любому «голосу поколения» требуется определенный музыкальный контекст: для Йена Кертиста им стал расцветающий пост-панк, для Курта Кобейна такую роль выполнил еще не запылившийся гранж, Элиотт Смитт пел под инди-акустику. Все перечисленные жанры родились из других музыкальных стилей, и задали тенденцию развития индустрии на несколько лет вперед. Lil Peep объединил в одно целое актуальное трэп-звучание и отголоски альтернативного рока из начала нулевых, став главным вестником так называемого эмо-рэп движения. На первых порах такая музыка находила своего слушателя только у тех, кто ностальгирует о прошлом на территории Soundcloud, а основная масса видела в Гусе лишь очередного безымянного выскочку, которому суждено потеряться в лабиринтах мегабайтов.

Но всё же Пип смотрел за пределы подготовительной площадки для больших звезд, вдохновляясь ростом таких исполнителей как Lil Uzi Vert и 21 Savage, чей путь в «большую игру» занял считанное время. Густав нашел свою нишу и начал выпускать оригинальные песни, отталкиваясь от ещё не забытых проверенных хитов от Brand New, Underoath, Three Day Grace и многих других альтернативщиков. Ему удалось построить на этом своего творческого персонажа и со временем создать такое пересечение разной аудитории, которая и не снилась многим артистам. В каком-то смысле, это можно назвать народной музыкой — её могут слушать все, а она сама будто бы передается от поколения к поколению.

Сам Гус не был рэп-артистом в привычном понимании. Он много пел, выглядел как самая настоящая рок-звезда, постоянно экспериментировал со своим образом, и в этом он чем-то напоминал Дэвида Боуи, знаменитого своей страстью к различным преображениям. Но прежде всего, он был тем самым вечно улыбающимся парнем, который хлопал тебя по плечу, проговаривая, что всё впереди.

Печальная ирония заключается в том, что история Пипа закончилось слишком рано — Гус ушел от нас по воле злого случая. Среди сотен тысяч потребителей занакса, именно ему продали смесь наркотика с фентанилом, что мгновенно привело к летальному исходу. Трагедия взбудоражила Сеть, и в особенности хип-хоп комьюнити, где наркотики являются неотъемлемой частью целой культуры. На протяжении следующих нескольких дней часть исполнителей официально объявила о том, что бросает употреблять.

Прошел целый год после смерти Густава, но и по сей день не нашлось артиста, готового к тому, чтобы вести его слушателей за собой. Существуют исполнители, которые тщательно стараются скопировать манеру пения Lil Peep, его подход к написанию песен, и даже подбор сэпмплов для композиций, но у них ничего не выходит. Может в этом и смысл? Ни у кого не получилось стать вторым Йеном Кертисом или Куртом Кобейном, но они стали кумирами для тех, кто был рожден после их кончины. Аналогичный феномен наблюдается и с покойным Густавом. Быть может, и наши дети будут смотреть на Гуса, как на легенду, чей рассвет не пришёлся на их время?