Сейчас в эфире
Жак Энтони о работе с Marvel, совместке с Loqiemean и третьей части альбома «Дориан Грей»

В эфир STUDIO 21 заглянул Жак Энтони! Главные темы — финальная часть альбома «Дориан Грей», предстоящий московский концерт и работа с Marvel в клипе «Молодой Король». Жак прокомментировал ту самую совместку с Loqiemean, о которой до сих пор ничего не известно, а также рассказал, как наряжался в костюм Зорро и почему называет своих белых друзей нигерами.

О третьей части альбома «Дориан Грей»:

Мне больше всех нравится третья часть альбома. Мне, наверно, должно быть неудобно, что такие нигерские треки — что вижу, о том читаю — мои самые любимые, потому что я начинал с более эмоциональных и внутренне зацикленных песен. Первый альбом «Дориан Грей» именно таким и был. В третьей части — весь нигерский флекс, какой только можно представить в Москве. На самом деле, черных вокруг меня не так много, как может показаться по моим песням. Я вижу всех своих корешей черными, для меня это всё nigga-nigga. Но я понимаю, что каждый раз, когда я это говорю, маленький белый человек внутри них содрогается, но они слишком толерантные, чтобы сказать: «Я белый, а не чёрный». А то получится, что он стыдится того, что я зову его чёрным. И, получается, я должен стыдиться того, что я черный. Короче, какая-то запутанная хрень нетолерантная. Я люблю называть всех своих белых друзей чёрными, и, может быть, в этом для кого-то основной посыл моих треков. Мне пишут: «Ты слишком часто говоришь о том, что ты чёрный».

О взаимодействии с офисом Marvel в клипе «Молодой Король»:

Если честно, я особо не понимаю, как так произошло. Была мысль о том, чтобы сделать что-то серьёзнее, но у нас в последнее время в России проводят очень мало таких грандиозных премьер, и никаких крутых мероприятий с эксклюзивными большими показами давно не было, актёров не везут голливудских.

Фильм, к которому мы делали этот клип, — это «Черная Пантера». Я — единственный чернокожий артист на нашей русской земле, который исполняет на русском, по крайней мере, без акцента, и поэтому они решили обратиться ко мне.

О комиксах:

Не сказал бы, что я комиксоман, я просто люблю эстетику персонажей. Я очень люблю, как выглядит любой аутентичный шмот, который преображает человека в персонажа. Не сказал бы, что мне нравится трико, но такие шмотки, как у Спайдермена — четкие. Даже трико Спайдермена меня, пожалуй, устраивает. В детстве я наряжался в Зорро, в Бэтмена — во всё, для чего нужна только маска. Черная маска — её было очень просто вырезать. Денег на костюмы не было, зато бабушка сделала мне шляпу Зорро из картона, отшила её черной тканью, надела мне тряпку на лицо, и я чувствовал себя очень круто. Потом тот же плащ, который я использовал в костюме Зорро, я использовал в костюме Бэтмена.

Насколько я знаю, есть очень крутая коллекция Marvel из толстых книг в твердых переплетах, где есть абсолютно все персонажи от начала до конца. «Люди Икс» — прикольный комикс. Причем я, опять же, не читал ни одного из них, я смотрел картинки. Иногда еще бывало, перерисовывал все это дело. А так я мангу больше люблю японскую.

О влогах от Blaze TV:

Фишка Блейза была в том, что он пропустил где-то треть самых прикольных штук, которые можно было заснять. Треть прикольной жизни. И получилось, что еще влогов 40 можно было снять. Второй сезон не планируется, в этот раз у меня не хватает времени даже подумать над тем, когда можно позвонить человеку с камерой и пригласить его.

Камеру я особо не замечаю. Просто иногда бывало такое, что на монтаже ты сидишь и понимаешь: «Блин, что же я за урод такой».

О совместке с Loqiemean:

Ему этот вопрос задавали? Я просто не понимаю, почему у меня такая судьба, неужели из двух людей решили задолбать этим вопросом черного?! Этот трек, по сути, должен был выпускаться Локимином, а потом я не знаю, как судьба распорядилась. Нужно будет с ним как-нибудь созвониться по этому поводу. С того самого видео мы, по-моему, и не разговаривали толком.

О будущих клипах:

Так получилось, что мы работаем над клипом на трек «Триллер». Все не очень-то и ждут клип на этот трек,  кажется, что надо было снимать на что-то более очевидное, более массового формата. Но мы решили снять на такой чиловый, вайбовый трек, который даже не пытался стать хитом. На бэнгер он тянет в какой-то степени, но это определенная возрастная категория — не совсем детский вайб. Если брать ту атмосферу, в которую он погружает, то она более умиротворённая, там нет протеста. Это что-то, что можно послушать, сидя за рулем в дорогой машине с дорогой девушкой, на которой дорогие вещи. Этот вайб мне очень по душе, мне приятно, что есть музыка, которая расслабляет. Не хочется всё время прыгать — уже устал. Сейчас слишком много артистов выпускают бэнговое дерьмо, которое заставляет тебя срываться с места и пускаться в пляс. И ты такой: «Сейчас у меня оторвется голова, я устал ею трясти!». Мне хотелось сделать что-то более лайтового темпа — такая история. В клипе будет Соня (девушка и подопечная Жака Энтони, Плохая — прим.) в нижнем белье.

О клипе Плохая — «Проблемы»:

Медведь — моя больная фантазия. Я помню, что в какой-то момент я решил: «Так, у Сони пока ничего нет толком, давайте снимем ей клип». Это пришло мне в голову абсурдно быстро. Надо было придумать его, и я говорю: «Давай, включай песню». Я начал, как ошпаренный, ходить по комнате и диктовать клип. Соня имеет свойство стенографировать все, что нужно, поэтому мы справились довольно быстро. Где-то ближе к концу в моих речах начал появляться медведь, никто к этому серьезно не отнесся: «Жак, какой медведь, что ты несёшь!». Я заставил всё равно это написать. В итоге, все, кто был на съёмке, до последнего думали, что это шутка, что никакого медведя не будет, и тут в какой-то момент звонок — мы приехали. И все такие: кто — мы? Медведь! Мы снимали это дома у моего друга Гая — у него там всё очень дорогое, у него родители любят Versace — шкафы Versace, занавески. И тут просто заходит медведь и первым делом садится на огромное кожаное кресло, а у него длиннющие когти. И я понимаю, что кричать на него — не вариант, я не Запашный. Очень волнительно было. Это тот же медведь, что снимался у T-Killah.

Я пытаюсь заставить Соню больше писать, но в ней пока от девчонки больше, чем от взрослого артиста. Наверно, это логично, потому что Соня у нас ещё очень маленькая, ей 20 лет.

О российской рэп-сцене:

Естественно, я не могу не похвалить Big Baby Tape за его бешеное звучание. Очень много энергии в том, что он сделал, очень много драйва в битах, которые они выбрали. Больше всего выделяю все-таки их трек с Хаски. До сих умиляюсь, когда вижу фристайл нашего маленького Boulevard Depo и i61 на FFM — мне очень нравится. Их тема, когда они лепят снежок и перекидывают его через плечо — мы теперь так пятюли друг другу отбиваем, когда у нас что-то получается. Так что Boulevard Depo — веселый тип. Я люблю людей, которые, будучи артистами, пытаются в своем образе максимально отразить реальную сущность — это самое весёлое и честное.

Я не понимаю творчества Айзы. Буквально урывками что-то до меня доносилось, и мне было непонятно — зачем?

О западных артистах:

Мне нравится Lil Uzi, мне нравится Cardi, Travis, A$AP, Kendrick и еще очень много. Мне нравится по-своему каждый артист, который себя положительно проявил — а это 80% американской индустрии. Даже те, кто в общей массе своих треков выпускает что-то относительно непримечательное, время от времени дропает что-то серьезное. Последний альбом Lil Wayne порадовал — вернулся старый Lil Wayne, но с новыми силами.

О знакомстве с Саней Негром:

Я выступаю с Саней Нигером, он отгоняет от меня все негативные флюиды и берет на себя самую тяжелую часть — физическое взаимодействие с аудиторией. Его большая туша бегает и всех раскидывает. Мы познакомились очень давно дома у одного чела. Сидели в не очень адекватном состоянии и думали, какая наша жизнь дерьмовая, когда мы в адеквате. И тут зашел Саша, очень злобно на меня посмотрел и сказал: «Ты в одном своем треке читаешь что-то про золотую медаль. Я солдат, а ты? Какая нахрен золотая медаль?». Короче, у него были свои военные загоны, потом мы выяснили, что мы оба служивые пацаны, все нормально. И Саша перестал загоняться. Но вообще Саша много загоняется, так что лучше не просите лишний раз со мной сфоткаться, а то он может оторвать голову, хоть он и добрый с виду.

О концерте 1 декабря (клуб «Москва»):

Я очень сильно жду там всех, кто со мной с 2014-15 года, потому что это самые давние фанаты, — на первой части. Потом у нас будут треки, которые у нас с новой части альбома, с «Дориан Грей 2: Дорога в Мачу-Пикчу. Пролог» — ей отведена самая большая часть программы. Самое интересное, что когда мы были в Питере, аудитория была такая, что мы видели непонятно как прошедших 14-летних детей, смотришь направо, а там их далеко не 14-летние мамы, братья, сестры, чуть ли не бабушки и дедушки. Мне стало это нравиться. Раньше я бесился, что у меня очень неоднородная аудитория. Теперь мне кажется, что ничего плохого в том, чтобы пришел пенсионер и качался под то, что ты делаешь, нет. Мы планируем как обычно свести всех с ума, прыгнуть в толпу, потерять дорогущие часы. Саша, может быть, сломает кому-то ногу, я надеюсь, не разобью никому лицо бутылкой, пока буду раскидывать всем воду. Кстати, я очень много репетирую сейчас, чтобы не сорвать голос в первые три трека концерта, как я люблю делать. Всё будет классно, только дочки моей, к сожалению, не будет на московском концерте, хотя в Питере она даже пару слов в микрофон сказала.

О проекте Art Book:

Есть замечательный художник из нашего видеопродакшна — No Comments Agency — он живет, спит и ест в офисе. Боюсь представить, как он проводит время с женщиной, потому что, скорее всего, он делает это там же. Он очень классный чувак — отшибленный, но преданный своему делу. И он взялся как-то делать зарисовки по моему творческому пути. Рисовал наброски старых клипов, тех клипов, которые не вышли, а были придуманы в 2014 году — они так и не выйдут, но они все у него есть на бумаге. Просто надо будет найти грамотного копирайтера, который сможет это всё уложить в хороший текст и найти время на то, чтобы заняться книгой. Мы её обязательно доведем до конца, главное дождаться момента.