Сейчас в эфире
Illumate о влиянии Childish Gambino, скользящем звуке и психических расстройствах

В эфире STUDIO 21 Illumate анонсировал название готовящегося релиза, рассказал, что такое рептили-тюн, а также объяснил, почему старается быть максимально дисциплинированным в творчестве и в жизни.


О знакомстве с хип-хопом:

Я видел много различных течений, потом нашел собственную волну и начал свое дело — стал делать осознанный хип-хоп. В самом начале я вдохновлялся Gambino, Logic — мне нравился рэп, в котором всё неоднозначно. Я и сам так же устроен — это моя природа, поэтому я не могу позволить себе сделать проще, чем я сам.

Что касается первого альбома, который впечатлил меня, это 50 Cent. Это было, когда я еще не делал музыку, школьные годы, что-то около 7-8 класса.

Я не хочу говорить, на ком я вырос, потому что мы постоянно меняемся. В течение последних семи месяцев я слушал только трех человек: Young Thug, Gunna и Lil Baby. Я слышал, конечно, какие-то синглы, смотрел громкие клипы, но я не слушал практически никаких альбомов, которые выходили. Travis Scott «Astroworld» я послушал только пару недель назад.

Я выбрал именно этих трех человек, потому что это суперфлоу, самые сумасшедшие мелизмы, самые сумасшедшие эдлибы, атмосфера. Когда ты слушаешь Young Thug, постепенно раскладываешь его музыку в наушниках, ты слышишь, что на фоне, что между строк, слышишь технический подход. Это такой стиль, что Lil Baby и Gunna, являясь, по сути, продолжением Young Thug, сумели найти себя в этом. Когда ты слушаешь «Southside», «My Dawg», «Drip Too Hard», ты им веришь. Ты можешь не понимать, на каком языке они говорят. Они вообще могли говорить на том языке, который мы никогда не слышали, но я бы верил им, потому что это очень трушно звучит. Сейчас я больше стараюсь выцепить эмоцию, понять, как человек управляет ею, потому что музыка — это создание ощущения. Соответственно, эти трое создают для меня ощущение, которого я до этого не видел.

О своем месте в культуре:

Я хочу, чтобы люди или время определили мое место в этой культуре. Я просто делаю то, что люблю, не пишу из нужды, не писал по заказу, не писал, как государственная служба. Я делаю только то, что мне нравится, мне удается на этом зарабатывать, и надеюсь, что это куда-то меня приведет. Не хочу никак громко заявлять о себе — время покажет.

Я стараюсь не вешать на себя ярлыки. Я предпочитаю слово «артист», а не «рэпер», потому что это более широкий формат. Но я могу многое делать. Я пишу страшные рассказы, и у меня есть план выпустить небольшую книжку, содержащую несколько десятков моих рассказов.

О Канье Уэсте:

Мой первый куплет — это трек «Email от Канье Уэста». Это признание уважения к Канье Уэсту, своеобразное восхищение тем, кто в меня что-то вложил, желание отдать то, что мне дали. Потом это переросло в желание безвозмездно отдавать другим, а не какому-то отдельному человеку.

Я начал понимать, что в музыке важнее всего настроение, когда я услышал «808s & Heartbreak». Я понял, что музыка может реально создать чувство, которого ты не испытывал, и это задача искусства в принципе — заставить человека переживать то, чего, возможно, не было в его жизни, развивать эмпатию.

О плохом рэпе:

Бывает плохой рэп, но только по чьему-то определенному личному мнению. Бывает рэп, который я считаю плохим, но кому-то это доставляет, значит, это имеет право на существование. Если это доставляет хотя бы одному человеку, даже самому себе, это надо делать.

О классической школе рэпа:

Все люди, которые говорят, что хип-хоп мертв, на самом деле говорят о том, что мертво их восприятие хип-хопа. Он же эволюционирует. А они говорят про какой-то труп, который хотят эксгумировать, но этого нельзя делать. Нужно похоронить его с почестями, потому что сейчас другое время. Через десять лет он станет тем, чем был в золотую эру. Есть примеры рэперов, которые удачно соединяют: J. Cole сегодня несет классическую школу рэпа, J.I.D., Denzel Curry старается как-то этот conscientious-rap нести. Он будет перемешиваться с жанрами, потому что это живая энергия. Хип-хоп стал катализатором, клеем всего. Все уже как будто через хип-хоп смотрят на многие вещи. Через три года ты увидишь Migos на лошадях в каком-нибудь поле на ранчо, и они сделают кантри-рэп.

Об «XXL Freshmen Kudos»:

Это идея, которая жила во мне очень много времени. Все началось с «Ladna» — фристайл на хит Desiigner 2016 года — там такой же посыл. Сейчас, спустя два года, мое видение не меняется: нужно находить хорошее, меньше стенать, меньше жаловаться. Нужно искать двери, а не говорить о том, насколько сложны замки. Пока это только часть трека, целый трек я выпущу на своем сольном грядущем релизе, но я отдал дань уважения OG Buda, Platina, Truwer.

За прошлый год самый прослушиваемый альбом в моей медиатеке это «Drip Season 3» от Gunna. Даже на Young Thug я иначе посмотрел только в прошлом году, не как на фрика в женских платьях. Кстати, его альбом «Beautiful Thugger Girls» сделан как кантри. Он новатор, он открывает двери для многих.

О «Грэмми»:

По поводу победы Cardi B в категории «Лучший рэп-альбом», я думаю, пусть так будет. Может, пришло время, когда «Грэмми» надо давать не чисто за музыку, а за то, что личность сделала для культуры. Мне кажется, Cardi B сделала многое для осознания женской роли в музыке.

Я слышал кое-что с «Daytona», и я скажу очень крамольную вещь: Pusha-T очень однообразно читает. Мне сложно слушать его построение и ритмику, они такие же, как были на «Wrath Of Caine», такие же, как были всегда.

Об отсылках к Childish Gambino:

Расскажу, насколько работает синхрон. У меня есть трек «Самурай Джек», и на него сделан клип в виде мультфильма, который мы вдвоем с аниматором два месяца рисовали. Можно понять наш бюджет, наши вложения, у нас нет больших анимированных студий. Вышел этот клип, и летом вышел анимированный клип Gambino. А идея одна и та же, просто мы ее раскрыли со стократно меньшим бюджетом, обыгрывая роль рэперов в русской культуре, он сделал то же самое в западной. Мы засинхронились с ним так, что я это сделал чуть раньше.

Об альбоме «Because The Internet»:

2013 год, «Because the Internet» для меня открыл целый мир.

Дональд Гловер показал, что нет предела креативности человека. Аудитория навешивает ярлыки: «ты комик», «ты стендапер», «ты сценарист», а Гловер срывал эти ярлыки, бросал в людей и говорил: «Я не тот, кем вы меня считаете, я могу быть другим». На этом альбоме он создал мир, в котором он был сценаристом, был отчасти юмористом, был музыкантом, рэпером, актером, играл персонажа, которого он сам создал, выходил в этом же виде на интервью. Он просто создал мир, в котором соединил все свои способности и показал, что человек не должен быть зациклен на одной стезе, и он, как пульверизатор, распылил все свои преимущества, все свои сильные стороны.

 О жизни инди-артиста в России:

Быть инди-артистом значит просыпаться и думать, что можно сделать дальше своими силами, чтобы иметь шанс создавать и быть в игре.

О перемене в звучании:

С выходом «The Coolest Mixtape» я понял, что это мой звук. Мы пришли к нему с помощью автотюна, и теперь я не представляю, как можно работать без автотюна. У меня есть живой автотюн на концертах. Я не считаю это зазорным, потому что это просто инструмент, с помощью которого ты так же реализуешь возможности своего голоса.

Мой альбом «Illunois» вышел в феврале 2018, а микстейп в декабре. Соответственно, между этими двумя работами прошел десяток месяцев, и для меня это не просто ступенька, а сразу несколько лестничных пролетов. Я зазвучал так, как я звучу, это очень индивидуально, и я называю это рептили-тюн или скользящий тюн. Поясняю: мне кажется, что, когда я исполняю, мой флоу не касается бита. Кто-то любит усадить жестко голос бас, кто-то любит смешать, подрезать нужные частоты. Я люблю звучать так, чтобы я почти не касался бита, скользил по нему. Рептили-тюн — потому, что мое тотемное животное ящерица. Мне кажется, что, если бы ящерицы разговаривали, они бы говорили так, как я читаю.


О релизе «The Coolest Mixtape»:

У этого микстейпа 2 миллиона прослушиваний, и я не чувствую себя суперзвездой. Я нашел для себя свой звук, выпустил его. Я очень благодарен всем, кто сделал такое количество стримов. В хорошем смысле я был поражен, мне это очень приятно. Наверно, это знак того, что я скольжу в нужную сторону.

О психических расстройствах:

Я весы, и у меня обсессивно-компульсивное расстройство. Я главный псих-перфекционист из всех, кто вообще может существовать. Я трачу время, чтобы задать себе огромное количество вопросов и ответить на них прежде, чем я что-либо выпущу. То, что я выпускаю, имеет идеальный, кристально чистый формат, который я себе и представлял. «The Coolest Mixtape» для меня самый большой шаг. Мерч я запущу чуть позже. По турам — я пока внутренне не ощущаю, что я тот человек, который готов рассказать свою историю тысячному залу в живом звуке. Несмотря на это, я репетирую, у меня есть все оборудование.

У меня жесткий синдром порядка, дисциплина. Один раз в неделю я хожу на выставку, раз в два месяца хожу в театр. Когда я просыпаюсь, я смотрю на огромный список на стене, что я должен делать. Дисциплина — единственная вещь, которая помогает мне с моим психологическим состоянием.

О готовящихся релизах:

Я много пишу, и уже в марте будет «Ускользающий релиз», а после будет еще один релиз. Когда я сдаю релиз на сведение, следующий у меня уже пишется и имеет полностью обретенные рамки.

«Ускользающий релиз» — это наша коллаборация с Вовой Blxckowl, у нас хорошая синергия в плане текстов и мелодики, мы открываем для себя новые стороны вместе. Когда я приезжаю в Саранск, мы работаем над всем материалом: моим, его и совместным. «Ускользающий релиз» — это тестовое название. Скольжение — это наш термин, когда ты беспрепятственно, с малейшей силой трения скользишь к своей цели, двигаешься, и тебя не задевает никакая грязь, никакие скандалы, все очень чисто, как лед, по которому ты перемещаешься. Это слово из нашей мифологии, мы придумали его. Этот релиз будет называться по-супергеройски, он будет называться «Глайдеры». Все треки — совместные. Кто придумывает припев, тот пишет первый куплет. Все очень справедливо, у нас нет никаких распрей и ругайней.

«Новая Эстрада» — это та песня, которой мы заявляем о том, что мы, начиная на своих домашних студиях, оборудованиях приходим к тому, что заменяем все старое поколение, законсервированное в своей славе, регалиях из прошлого, паразитирующее на старой аудитории.