Сейчас в эфире
Игорь Матвиенко недоволен отечественным рэпом. Разбираемся, чем нам это грозит

Не далее, как вчера, продюсер Игорь Матвиенко, широко известный благодаря своим поп-проектам «Любэ», «Иванушки International» и «Корни», призвал бороться с негативным влиянием хип-хопа на молодежь и привел в пример Китай, где, по его словам, «запретили такой жанр».


Автор: Настя Беляева

Причины просты, мы все их слышали не раз, – рэперы «воспевают наркотики, секс, красивую жизнь», а это якобы тлетворно влияет на подрастающее поколение. Все перепугались, обругали Игоря Игоревича последними словами, вынудив его пояснить собственную инициативу. Оказывается, он не имел в виду весь жанр, и рэп с позитивным посылом имеет право на жизнь. Вот творчество Тимати, по мнению Матвиенко, идет «со знаком плюс». Собственно, такими разъяснениями он только усугубил свое положение в глазах большинства представителей той самой молодежи.

Начнем с того, почему все перепугались. С недавних пор Игорь Матвиенко не просто продюсер, композитор и гордость российской поп-сцены, но еще и председатель Общественного совета при Роскомнадзоре, поэтому в глазах неискушенных интернет-пользователей его слова имеют огромный вес. Собственно, возглавил он этот орган в конце сентября прошлого года и намеревался заниматься защитой правообладателей (а не популизмом и морализаторством).

Прежде всего, Матвиенко не совсем корректно высказался по поводу Китая. Там речь не шла о запрете жанра — только об отказе показывать рэперов и их клипы на главных каналах. Председатель Общественного совета при Роскомнадзоре мог бы поглубже погрузиться в тему, прежде чем делать публичные заявления. Ну и вообще – вы много видели на наших федеральных каналах представителей хип-хоп индустрии? Если не брать Басту, Тимати и «Black Star» (им, как мы поняли, можно). Если, говоря о «вреде», Матвиенко имел в виду такое воплощение вселенского зла, как Face, то его «Бургер» мы видели где угодно, но не по телевизору.

Ну и кроме того, мы, конечно, не задроты, но давайте разберемся, чем должен заниматься Общественный совет при Роскомнадзоре. Это орган, который «призван обеспечить защиту интересов граждан при осуществлении госполитики в сфере связи… и общественный контроль за деятельностью Роскомнадзора». Это совещательный орган, а не законодательный, так что булки можно расслабить. Игорь Матвиенко не Иосиф Кобзон, он не является депутатом Госдумы. Вот если бы Кобзон, не дай бог, уложил такую инициативу в законопроект, было бы страшно, а пока ЛСП и Pharaoh могут дальше зарабатывать деньги. Почему никто не испугался, когда Захар Прилепин написал в твиттере, что он в ужасе от «Монетки»? Он с 2016 года член Общественного совета при Минкульте. Да и вообще. Можно вспомнить депутата Дмитрия Носова, который, не жалея сил, вместе со своим движением «Антидилер» гонялся за Гуфом как за главным пропагандистом наркотиков. Дмитрий Носов, конечно, не дурак и сумел сделать себе имя. Ему, видимо, никто не рассказывал, что борьбу с запрещенными веществами можно вести, не втягивая в нее известных людей. Просто интересно было бы посмотреть статистику, как задержание Слима и Гуфа в Красноярске снизило количество российских наркоманов.

Заявление Игоря Матвиенко лежит примерно в той же плоскости. В его основе – вечное стремление «окультурить» молодежь, а запретить, как известно, лучший способ. Кроме того, хип-хоп – вещь злободневная, как тут остаться в стороне. Но есть большие вопросы к словосочетанию «творчество со знаком плюс», которое господин Матвиенко предлагает использовать как критерий. Оно слишком обтекаемое, и от него уж слишком веет советским духом. Поэтому с такими заявлениями стоит быть осторожнее, пока не набежали либералы и не начали рассуждать о цензуре в искусстве. А в целом, есть опасения, что Игорь Матвиенко не так уж хорошо знает современную рэп-сцену, если привел в пример не какого-нибудь Мота или L’One, а сразу Тимати, который все-таки последнее время больше бизнесмен. Поэтому такие заявления стоит отнести к категории «не знаю, но осуждаю» и спокойно жить дальше.