Сейчас в эфире
Eighteen — о хейтерах, танцевальном прошлом и респекте от Oxxxymiron

В гостях у STUDIO 21 побывал автор сингла «Земной шар» — Eighteen! Он рассказал о любви к природе, танцевальном прошлом и самом неприятном комментарии, который ему доводилось получать. Этой весной Eighteen представит новый сингл, после чего выступит на Пикнике «Афиши» и даст первый сольный концерт в столице.


Об альбоме «Delight»:

«Delight» — это основной посыл моего творчества. Я считаю, что музыка должна приносить удовольствие, наслаждение, играть с твоими эмоциями и чувствами. Это мейн-тема, которая лично для меня очень важна. Мне мало, когда просто качает, музыка должна отдавать чем-то внутри, поэтому delight.


О любви к природе:

Природа — это самый простой путь к тому, чтобы что-то ощутить. Именно с нее начинается тот самый delight. Ты можешь почувствовать что-то внутри — это то, чего мы не получаем в повседневной жизни. Я проникся этой темой и очень сильно кайфанул от нее. Теперь я хочу, чтобы от природы кайфовали те, кто кайфует от моего музона. Это способ усовершенствовать себя и свою жизнь, путь к гармонии.

О творчестве до сингла «Земной шар»:

До этого сингла в моей жизни было большое количество музыки. Я долго набирал опыт и оттачивал свой скилл. Было много материала, но он не выходил и никогда не выйдет, потому что это был поиск себя и своего стиля. Еще у меня есть три неопубликованных клипа — благодаря им я вышел на определенный уровень. Может быть, когда-то я прочувствую их как в первый раз, и мне захочется ими поделиться.

О танцах и начале музыкальной карьеры:

Когда мне было шесть, по MTV шла программа «Звезда танцпола», это было еще до «Битвы за респект». Я смотрел ее и очень кайфовал. Как-то мама зашла в зал и увидела, что я кручусь на голове, ломая себе шею. Она поняла посыл и отправила меня заниматься. Я прозанимался 11 лет. Этот опыт очень повлиял на мое музыкальное формирование. Именно от этого я пришел к песням, хотя музыка была со мной всегда. Я понимал, что хочу слышать в песнях нечто большее, и вижу себя в этом.

В 13 лет я накопил на Akai, потому что была такая эпоха, когда было круто, что чуваки что-то надалбливают. Я начал плавно заниматься продюсированием саунда, вникать во всю эту историю — FL Studio, что-то еще. Как-то я нашел диски HipHop Ejay и Dance Ejay в магазине Metro — я вник в это и стал проходить дальше. Создание музыки всегда было мне интересно.

В моей нынешней жизни мне не хватает просто надеть наушники и пройтись по улице, как было раньше, когда ты идешь куда-то, слушаешь музыку и кайфуешь. Сейчас, когда у меня есть свободная минутка, я надеваю наушники дома и слушаю музыку не фоном, а сосредоточенно, и пританцовываю. Часто у меня возникает желание выплеснуть энергию через танец — это до сих пор осталось.

О никнейме Eighteen:

Я не могу рассказать о своем никнейме, потому что подходящий момент еще не настал. Это как с планами — не очень прикольно о них говорить, потому что они могут сорваться.

Я долго перебирал большое количество вариантов, но когда пришло Eighteen, я понял — это 100% то, что нужно.

О концертах:

Меня зовут выступать достаточно активно, но мы очень избирательны. Нам не интересны всякие зашкварные истории. Важен ассоциативный ряд — я не представляю свой лайв на трэп-тусовке. Мы должны быть на одной волне с теми, кто делает мероприятие. Плюс сейчас очень много времени уходит на создание музыки. Мы сами все делаем, нет такой истории, что мне присылают биток, и я такой: «Сейчас навалю!». Я никогда не писал трек за один день, может быть пять дней, неделя или две.

О треке «Грань мироздания»:

Есть одна песня, которая на данный момент имеет около пяти-шести версий. Она до сих пор не вышла, называется «Грань мироздания». Это моя самая первая искренняя песня. На альбоме есть еще искренние песни, но именно с нее всё началось. Для меня очень важно, как она будет звучать и как ее примут. Я хочу, чтобы у меня была сформированная аудитория, которая понимает мой вайб.

О том, что важнее — музыка или текст:

Мне кажется, что в первую очередь важны интонации и мелодика. Если смотреть в общем смысле, посыл вторичен. Я очень много работаю над мелодическими рисунками. Мне не очень интересны рэповые стандарты, потому что я пришел от рэпа к вокалу. Мне хочется гулять нотами на словах, находить реально классные вещи в определенной тональности. Именно мелодика создает грув, это самое сложное.

О фитах:

У меня нет фитов, потому что я очень бережно отношусь к понятию «первого» — первый трек, первый клип, первый альбом. Первый фит — это особенная штука. Не хочется фитовать просто ради коллаба и не хочется делать похожие истории. На фите должны встречаться исполнители разных стилей, которые похожи по вибрации. У меня обязательно будут фиты.

О русском рэпе:

Я всех люблю, все молодцы, все работают. Мне нравится, что у всех есть классная периодичность. Меньше качества, но больше продуктивности. Это хорошо, потому что это дает жизнь культуре. У меня в плеере крайне мало русского хип-хопа, русского попа еще меньше. Тем не менее, я рад, что эти жанры представлены достойно.

О треке «Неверлэнд»:

Трек вообще не связан с парком развлечений Майкла Джексона. В этой песне три куплета, и каждый из них — история о том, как люди стремятся к счастью. Но эти истории не могут сбыться, потому что они — плод воображения. Но это не должно мешать мечтать, чувствовать и представлять. Часто для того, чтобы тебе стало хорошо, надо просто представить место и человека, с которым тебе хорошо.

О респекте от Oxxxymiron:

Для меня это неожиданный респект, потому что у нас разные волны, разная музыка. Сначала мне просто передали: так и так, Oxxxymiron тебе респектнул. Потом он маякнул в директ, типа: «Чувак, респект за музон». Я подумал: «Блин, круто. Это приятно». Если честно, я практически не знаю его песен, но это определенное искусство — не знать песен, но знать персону.

О друзьях-артистах:

Я достаточно со многими артистами на коннекте, но не хочу относить себя к какой-то группе. Все моё время уходит на собственное развитие. Мы растем, взрослеем и каждый раз, просыпаясь, я думаю: «Надо делать, пробовать, развиваться». У меня нет желания проводить с кем-то время, я межтусовочный персонаж. Я не сужу о людях по их музону и вьюшках.

О фанатах и хейтерах:

У меня есть хейтеры, но они активизируются в период релиза. Я их наблюдаю на каких-то больших ресурсах, за которыми не слежу ежедневно. Я не обращаю на них особого внимания, потому что мне хватает отдачи. И это самое крутое. Мне пишут люди: «Блин, чувак, твоя музыка на меня повлияла». И вот «на меня повлияло» — это не просто «меня качает, ты крутой».

Самый мерзкий комментарий я получил ровно год назад. Вышел мой клип «Земной шар», я обновил The Flow и увидел свое лицо. Я подумал: «Приятно!». Открываю комментарии, и первый: «Всё было хорошо, пока лысый не запел». Я ржал в голос, потому что это реально крутой хейт.

Что касается самого положительного комментария: недавно девочка сделала татуировку с моим логотипом. За неделю до этого она мне написала: «Слушай, твой альбом оставил нереальный отпечаток, подарил мне очень много эмоций, которые я бы хотела отразить на своей коже и своей жизни».

О логотипе Eighteen:

Это восемь линий и одна отдельная. Значений у этого логотипа очень много, это понятие serendipity — многогранность. Это такая тема, когда ты в простых вещах можешь увидеть что-то особенное, чего не видят другие. Не в смысле: «У вас классная вывеска», а в смысле, что ты видишь что-то круче, чем сама вещь.

Идеальная команда — это когда каждый смотрит в своем направлении и делает свое дело. Еще здесь очень много нумерологии — о ней я тоже не говорю, как и о псевдониме.

О женском вокале в треке «Шифер»:

Это наша подруга, ее зовут Вика. Она девушка одного из саундпродюсеров альбома, и у нее очень классный вокал. Важно, когда ты не просто красиво и круто тянешь, а когда в голосе есть душа, когда он передает какие-то вибрации. Хороший пример — Jasmine, которая поет с L’One. С Викой — та же история. Почему она здесь? Потому что это диалог мужчины и женщины, его нельзя было обыграть самостоятельно.

О планах на 2019 год:

Весной вас ждет теплый, летний, сочный и приятный сингл. Кроме того, я выступлю на Пикнике «Афиши» — мы были там в прошлом году на маленькой сцене, сейчас сцена крупнее. Иногда я задумываюсь, сколько человек сможет спеть со мной тот же самый «Земной шар», и предвкушаю этот кайф. Сольник в Москве обязательно будет в этом году.