Сейчас в эфире
Катя Решетникова и Стас Сатори — о проекте ALL FOR 1 MOSCOW, Big Baby Tape и вечеринках Basement

В эфир STUDIO 21 заглянули хореограф Катя Решетникова и Стас Сатори — танцовщик, диджей и один из основателей комьюнити Basement Moscow. Ребята рассказали о танцевальном проекте ALL FOR 1 MOSCOW, запущенном брендом Nike в начале этого месяца. Он объединил мастер-классы, паблик-токи и танцевальный контест, финал которого состоится 13 октября. Судить участников будут Катя Решетникова и пятеро других членов жюри, а специальным гостем мероприятия станет Big Baby Tape.


О проекте ALL FOR 1 MOSCOW

Стас Сатори: Проект был создан мной и командой Nike. Он призван помочь людям, которые хотят танцевать, но не умеют, либо людям, которые чем-то ограничены — противоречиями, внутренними зажимами. Проект дает им возможность поработать с топовыми педагогами на двух площадках — во флагманском магазине Nike на Кузнецком мосту и в культурно-спортивном центре Nike Box MSK в Парке Горького. Программа разработана для профессиональных и начинающих танцоров, которые хотели бы ознакомиться с уличными направлениями.

Катя Решетникова: У меня уже был класс с блогершами, не танцующими девочками. Это особая история для педагога. Ты должен войти в их положение и не грузить лишней информацией, чтобы у них с первого занятия не пропало желание заниматься.

Первое, что они сделали, — схватили телефоны и начали снимать свои новые кроссовки. Для меня это странно — лично мне каждый раз стыдно перед собой за селфи. А у них какие-то приблуды на телефоне, одна другую сняла, тут же отметила.

О программе проекта

С.С.: Программа разделена на две части: мастер-классы и тренировки, а также танцевальный контест. Его финал пройдет 13 октября в концертном зале 1930 Moscow среди танцевальных команд. Они покажут свой скилл, а Катерина и еще пять судей оценят их уровень танца. Победитель поедет в Лондон представлять нашу страну на международном контесте.

Отбор команд проходит по видеозаявкам, которые можно отправить на сайт nikemoscow.com. Контест предназначен именно для команд уличного танца. Big Baby Tape выступит на финале, это будет клаб-шоу на 30-40 минут. Вход абсолютно бесплатный, зарегистрировать можно на сайте.

О философии проекта

С.С.: Цель ALL FOR 1 MOSCOW — не только соревнования в традиционном плане, но и демонстрация инклюзивности танцевальной среды. Для танцоров нет ограничений, главное — это стремление и любовь к своему делу.

Об использовании трека Big Baby Tape «Gimme The Loot» в шоу «Танцы»

К.Р.: Идея принадлежала Алексею Летучему и Гарику Руднику, они искали трек и нашли. Не все были довольны, что мы использовали эту музыку, но это странно. Мы же не берем просто так, мы очищаем права — все было согласовано и задокументировано.

Об увлечении танцами

К.Р.: Я занималась спортивной аэробикой в Новосибирске, потом плавно перешла к танцам. Как говорит моя мама, я с детства «постоянно дрыгалась и додрыгалась».

С.С.: В возрасте восьми лет я сказал маме, что хочу заниматься брейк-дансом. Это был 1998 год, тогда был целый культ брейк-данса в России, это было суперпопулярно. Я ходил в разные студии танца, но в итоге пошел на хип-хоп. И так получилось, что с восьми лет я танцевал в ОРТО (Общероссийская танцевальная организация), где стал чемпионом Европы, России, Москвы по хип-хопу. В 16 лет я узнал о французском чемпионате для фристайл-танцоров: люди импровизируют под музыку. Я до сих пор люблю фристайл-танцы и всю эту баттловую историю.

Танцы и музыка — неразделимые вещи. Когда я начал преподавать, я все время готовил новые плейлисты на свои тренировки, черпал вдохновение в музыке. В какой-то момент я купил MacBook, увидел, что там есть программы по созданию музыки и начал миксовать. Потом я учился у диджея Jay Dee, который прокачал меня скиллзами по диджеингу. После этого я стал практиковать на танцевальных баттлах и клубных площадках.

О работе с людьми с ограниченными возможностями

К.Р.: Есть организация, которая называется «Наше место», там главная Мария Дусмухаметова, она организует проект «Равный Равному». Мы три года подряд ездим туда: я, Гарик Рудник, Леха Карпенко, а в этом году с нами поехали еще три человека. Мы занимаемся с людьми, которые ограничены в движениях, с ребятами, которые либо не слышат вовсе, либо слышат очень плохо, и с ребятами, которых мы ласково называем ДЦП-шки. Сейчас, после трех лет, мне легко об этом говорить, и я понимаю, что название «Равный Равному» полностью себя оправдывает. Ты не относишься к этим людям как-то по-другому, им тоже можно всыпать, если они балуются. Ты можешь крикнуть кому-то с ДЦП: «Ну-ка давай бегом!», и он бежит. Они смеются сами над собой, кто-то в коляске может сказать: «Так, всё, щас встану и пойду» — это для них уже нормально. Это крутейший опыт и серьезный вызов для хореографов.

Первый раз я занималась с ребятами на инвалидных колясках. Я не могла найти себе места и не понимала, как с ними общаться. Допустим, надо человека пододвинуть, а я не знаю, как сказать: «подойди», «подкатись»? Куча моментов, когда ты себя странно чувствуешь. Мы мало видим инвалидов на улицах, потому что у нас мало где есть условия для них. Кто-то вообще сидит на пятом этаже и тупо не может спуститься. Сейчас я думаю об этом больше, обращаю внимание на бордюры, смотрю, может ли человек в инвалидной коляске спокойно перейти дорогу.

У меня в команде есть девочка Арина, она не слышит на 90%. У нее два слуховых аппарата, и она все время с ними танцует. Если бы мне об этом не сказали, я бы никогда в жизни не подумала, потому что у нее безумное чувство музыки. Очень крутая девочка, которая участвует в различных баттлах, чемпионатах. Она пришла ко мне уже очень подготовленная. Единственное — она сильно андеграундная, а сейчас, вместе со мной, учится работать в команде.

О борьбе с творческим кризисом

К.Р.: Если ты проснулся утром и тебе неохота вставать, то ничего не поделаешь, надо идти. Конечно, бывает накопленная усталость. В таком случае надо переключиться и вдохновиться чем-то другим. Глобально я никогда не хотела бросить танцы. Когда я на выходных, уже на второй день у меня появляется ощущение, что я конченая бездельница.

С.С.: Я считаю, что иногда нужно отдыхать, переключать свои мозги. Например, заняться семьей, посмотреть фильм. И тогда ты начинаешь скучать по любимому делу.

О комьюнити Basement Moscow

С.С.: У меня много творческих друзей, и два назад мы собрались и решили, что в Москве нет достойных хип-хоп-вечеринок. Мы начали делать закрытые хип-хоп-тусы, приглашая туда артистов, дизайнеров, клипмейкеров, которые развиваются в индустрии и делают прикольные проекты. Одной из наших локаций был кинотеатр «Атриум». В одном из залов мы снесли сидения, полностью разграффитили его, привезли туда звук, свет и рэперов.

После этого мы делали вечеринки в разных секретных плейсах, рассылали приглашения каждому гостю. В основном это были заброшенные заводы. На октябрь у нас планируется вечеринка в андеграундном скейт-парке — такой бруклин-стайл.

Мы назвали себя Basement, потому что в Америке так называют домашние хоум-пати. Там постепенно отходят от идеи хип-хоп-вечеринок в клубах.

Если твои друзья не в курсе нашей вечеринки, и ты не получил приглашения, то ты никак на нее не попадешь. Обычно мы собираем от 500 до тысячи человек, потому что артисты приводят с собой друзей.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от basement® (@basement.moscow)