Сейчас в эфире
88rising начинает глобальную музыкальную революцию

Встречайте музыкальный коллектив, меняющий западное представление о музыкантах из Азии по одному бэнгеру за раз.

Перевод: Степан Карма (источник здесь)

“88rising — это постоянно растущий сгусток любознательной энергии, в основе которой чувство любви и наши люди”, — объясняет Шон Мияширо, житель Нью-Йорка японо-корейского происхождения, а также музыкальный менеджер, основавший лейбл, творческой коллектив и продакшен компанию ещё в 2015-ом году. “Мы всегда стремимся к росту над собой, нежели желаемому статусу-кво. Поэтому мне нравится считать нас компанией по производству счастья, которая хочет создавать нечто крутое, выкидывать это в Сеть и приносить людям радость”. 88rising меняет отношение к музыкантам азиатского происхождения на мировом уровне, прокладывая мост между креативным миром Запада и Востока. Всё закрутилось в тот день, когда Шон познакомился с Крисом Ву (Kris Wu), канадо-китайским актером, моделью и певцом, впоследствии ставшего рэпером. Крис изначально уже был популярен в Азии, но также хотел добиться признания среди американских слушателей, поэтому Шон предложил ему коллаборацию с хьюстонским рэпером и отцом ребёнка Кайли Дженнер — Трэвисом Скоттом (Travi$ Scott). Результат их работы — трек “Deserve” — взорвал топы в 2017-ом году, молниеносно взобравшись на первые строчки американских чартов Itunes — впервые для музыканта азиатского рынка.

С тех пор творческая семья Шона лишь продолжала принимать новых лиц. Среди них — японо-австралийский экс-ютьюбер и создатель вирусного мема “Гарлем Шейк”, а ныне автор сентиментальных баллад Joji; индонезийский принц рэпа Rich Brian; а также китайская хип-хоп группа Higher Brothers. Впоследствии семья пополнилась корейским рэп-старом Keith Ape (известный вам по “It G Ma”), а вскоре к 88rising примкнула индонезийская R&B-певица NIKI, китайская поп-звезда Lexie Liu и первый подписант не азиатского происхождения — афро-американский адепт меланхоличного R&B August O8. За пределами собственной команды визионеров лейбл сотрудничал с японским рэпером KOHH, корейско-американским продюсером Yaeji и Rina Sawayama — японским поп-ангелом из Лондона.

“Друзья говорят, что разговоры о создании 88rising велись мною задолго до начала”, говорит Шон. “Но я думаю, что мое желание родилось в те времена, когда я стал видеть все больше и больше крутого музла от азиатов. И меня осенило — нам всем нужно пристанище. Место, в котором мы бы торжественно занимались любимым делом. Я понял, что никто этим не займётся, поэтому подумал: “А почему бы не я? И зачем откладывать?”. Говоря об этом, Шон отмечает заслугу родителей в том, что вырастили его человеком, пригодным именно для этой роли. “Они научили меня выкладываться по полной ради того, во что я свято верю. Не имея ничего, я умел пробиваться. Это великолепный хастл азиатских иммигрантов”, — говорит он. “Наши родители пахали как проклятые, чтобы попасть в Америку”.

И теперь с командой по-настоящему преданных своему делу людей, работающей не только в головном офисе (Нью-Йорк), но и филиалах (Лос-Анджелес и Шахай), 88rising растёт с каждым днём. В этом году их артисты откатали первые туры в Штатах и Азии в составе общей группы, выпустили крайне успешный коллективный релиз “Head In The Clouds”, а также провели собственный фестиваль в Лос-Анджелесе. “Моя жизнь превратилась в воплощение моих мечт среди друзей”, — говорит Шон. “Зуб даю. Самое крутое чувство, это когда ты день за днём просыпаешься с этим ощущением”.

Joji, уроженец Осаки, проживающий в Нью-Йорке и совсем недавно выпустивший свой амбициозный альбом “BALLADS 1”, сравнивает коллектив 88rising со “Мстителями” Marvel, потому что “время от времени мы собираемся вместе ради блокбастеров, но и у всех нас по отдельности есть свой мир и своя история”. Шон считает немного иначе. “Мы — это “Мстители”, плюс сериал “Офис”, плюс мультфильм “Заботливые Мишки”. У всех есть свои суперсилы. У всех свои индивидуальные особенности, которые задействуются в рабочих условиях. Rich Brian — это Двайт или Энди из “Офиса”. У Joji вообще голос Джима, а NIKI — это, практически, Пэм. А “Заботливые Мишки” потому, что у всех есть своё выдающееся качество. Мы закидываем всё в один котёл и преподносим это миру на блюдечке… Попробуйте нашу радугу на вкус”.

“Главное правило 88rising — будь крутым артистом, но будь ещё более экстраординарным человеком”, — говорит Шон. “У нас добрые намерения. Да, мы не идеальны, но у нас есть душа”. Несмотря на музыкальное разнообразие, всех артистов объединяет одно и, по его словам, это “негласная истина, заключающаяся в том, что мы делаем важные вещи и представляем собой нечто великолепное”. Кажется, что среди коллектива об этом не говорят вслух. “Это как в песне “Enjoy The Silence” от “Depech Mode”, то есть, мы никогда не обсуждаем нашу общую траекторию, то, как мы вдохновляем людей по всему миру… Мы просто это знаем”. И это абсолютная правда. 88rising несомненно играет неотъемлемую роль в глобальном движении к позитивным изменениям, происходящим в музыкальной и киноиндустрии. Этот год запомнится не только полным пиздецом в политической жизни Америки, но и серьёзными сдвигами в репрезентации азиатов в поп-культурном контексте.

“Безумно Богатые Азиаты” взорвали бокс-офис, официально став самым прибыльним фильмом среди романтических комедий со времён выхода “Предложения” в 2009-ом. В этом же году вышел популярный среди молодёжи сериал “Всем Парням, Которых Я Любила Раньше” с главной героиней американо-азиатского происхождения. “Ну, наконец-то!”, — говорит 19-летняя NIKI, индонезийская подруга Rich Brian, чьи ранние демоверсии песен в своё время впечатлили Шона. “Недостаток репрезентации — это вполне реальная проблема. В детстве я не понимала, почему в магазинах нет Барби-азиатки или других мультфильмов по типу “Мулан”. Дефицит разнообразия казался нормой. Я безапелляционно соглашась с тем, что девушке азиатского происхождения нет смысла пытаться реализовать себя где-то, помимо учебных заведений”. Прожив детские года в Джакарте, Rich Brian вспоминает о том, что однажды узнал про местного актёра, который снискал успех на мировом уровне и переехал в Голливуд. “В 13 лет я был замотивирован его дорогой к звёздам”, — говорит он. “А теперь ко мне подходят люди и говорят, что я их мотивирую. Ребята моего возраста. Просто офигительно.” Несмотря на то, что вредные стереотипы повлияли на NIKI в детстве, сейчас она уверена в том, что времена меняются. “88rising международно известен. Азиатский персонаж в сериале “Ривердейл” нетрадиционно представлен качком. А k-pop-бойбенды собирают целые спортивные комплексы. Дальше только лучше”.

Но Шон настроен более скептично. “Я не считаю, что любая репрезентация — это хорошая репрезентация. Нихуя подобного! Факт заключается в том, что люди азиатского происхождения в индустрии развлечений, фильмах или музыке — это андердоги. И после того, как часть из нас добилась успеха, каждый второй голливудский агентишка хочет навариться на следующей азиатской звезде”, — подмечает он. Таким образом на рынке образуется много дерьма, поэтому надо иметь это в виду. Да, это прекрасно, когда искра порождает шанс на костёр, но мы не имеем права попасться в капкан вечно голодной индустрии”. Судя по всему, именно поэтому 88rising на коне. Азиатская компания. Азиатские артисты. И их уникальный, бескомпромиссный путь.

“То, что 88rising считают движущей силой в музыкальной индустрии, для нас невероятно”, говорит Шон. “Я рад, если мы вдохновляем людей мыслить более позитивно. Если мы ломаем преграды, открываем двери, подталкиваем молодежь к тому, чтобы взять ручку и написать себе текст под биток… Да это же охуительно! Так мир и движется — когда своим примером мы показываем людям, что все мы способны достичь абсолютно любых высот”.