В чем проблема Post Malone’а

Автор: Shawn Setaro

У легенды комедии Пола Муни довольно узнаваемый юмористический почерк. Но свою самую выдающуюся мысль он произнес на Chappelle Show несколько лет назад:

«Черный американец – это самый копируемый образ на планете, но частично», — заявил он. «Каждый хочет быть нигером, и никто не хочет быть нигером».

Конечно, он говорил о взаимодействии белых людей и черной культуры: белые готовы взять у афроамериканцев все, кроме их трудностей. И время уже много раз подтвердило правоту Муни. За текущий год в «белую» моду вошли косички, большие кольца в ушах и даже латиноамериканская музыка, а теперь еще появился Post Malone.

Malone занимался хип-хопом с самого начала своей карьеры (если не считать тех неловких первых опытов, когда он играл в метал-группе). Он читал рэп, записывал совместные треки с рэперами, использовал рэп-сленг, а для своих битов выбирал трэп. И за это он получил щедрое вознаграждение. «White Iverson» стал настоящей бомбой, а хитом «Rockstar» Malone взорвал все чарты.

Однако исполнитель из Далласа и Сиракьюса бежит от ассоциации с рэпом до тех пор, пока она не начинает приносить ему выгоду.

В 2015 году, сразу после того, как «выстрелил» трек «White Iverson», Malone заявил: «Я не рэпер, я артист» — так, как будто это совершенно разные вещи. В 2016 году он отказался от места в списке XXL Freshmen, потому что хотел проявить себя как рок-, поп- и кантри-исполнитель.

Конечно, Post появлялся на обложках рэп-ориентированных изданий, и его фанаты полюбили его не за рок или кантри, а за те элементы его музыки и личности, которые роднят его с Drake, Young Thug, 21 Savage и другими современными рэперами. Попытки откреститься от титула «рэпер» в пользу более туманного – «музыкант» — это как раз то, что удается только белым. Andre 3000 снимается в фильмах, играет на инструментах, поет, пишет музыку и сценарии для мультфильмов до потери сознания, но все хотят знать только одно – когда он снова начнет заниматься рэпом. Или хотя бы обратит внимание на конструктивную критику, либо провальные попытки Lil Wayne’а играть на гитаре или записать рок-альбом.

Если говорить о музыке, то без трэпового звучания, гостевых куплетов от Quavo и 21 Savage, хип-хоп-слэнга и напевного стиля, который стал повсеместным в сегодняшнем трэпе, успех работ Post Malone’а был бы, честно говоря, невозможен. Такие песни, как «Go Flex» — это та посредственная ерунда от певцов и авторов песен, которую можно услышать в любом кафе на районе в среду вечером. Если убрать хип-хоп, он просто очередной длинноволосый музыкант со слегка присутствующим чувством мелодии, парочкой каверов на Нирвану в репертуаре и эго, которое во много раз превосходит талант.

А теперь он в заголовках благодаря тому, что дал всем понять, насколько не понимает, либо игнорирует музыку и культуру, благодаря которой находится на вершинах чартов.

«Если вы ищете настоящую лирику, хотите поплакать или подумать о жизни, не слушайте хип-хоп», — заявил он в интервью Poland. «Когда я хочу посидеть и поплакать, я слушаю Боба Дилана. Но если я хочу хорошо провести время и сохранить позитивное настроение, я слушаю хип-хоп, потому что это весело. Я думаю, что достоинство хип-хопа в том, что он прекрасно объединяет людей. И все счастливы».

Конечно, нет ничего плохого в том, чтобы слушать Боба Дилана и плакать (я даже рекомендовал бы это), тем не менее, слова Malone’а демонстрируют запредельный уровень невежества относительно черной музыки и культуры (и, вместе с этим, неуважение к людям, которые ее делают). Если вам не удалось найти хип-хоп, который заставит вас заплакать или задуматься о жизни, это значит, что вы либо плохо искали, либо слушали, не вникая. И в этом сложно не заметить что-то вроде расового презрения.

Если одной дурацкой цитаты недостаточно, Post недавно усугубил свое положение мнением, которое высказал в интервью Rolling Stone. Оно продемонстрировало еще большую степень «белой» предвзятости.

Показывая Роллс Ройс и туфли за тысячу семьсот долларов, Malone жалуется, что ему пришлось несладко. Если вспомнить его реакцию на вызов Charlamagne tha God, который спросил: «Что ты делаешь для движения Black Lives Matter (интернациональное движение активистов, выступающих против насилия в отношении чернокожего населения — прим. ред.)?», то станет понятно, что для Post Malone важнее «набирать очки», чем отвечать на вопросы.

«Я думаю, что главное, что я могу сделать для Black Lives Matter — это продолжать делать музыку… не знаю», — сказал он. «Лучше бы я сказал: а что ты делаешь для движения Black Lives Matter? Просто что-то дерзкое, чтобы он заткнулся. Может быть, моя музыка не самая лучшая, но я знаю, что я неплохой человек, а ты просто ведешь себя как хейтер». Malone продолжил и сказал радиоведущему, что тот ненавидит его потому, что Malone белый. И, как будто этого не было достаточно, добавил, что он стал жертвой обратного расизма.

Сложно представить себе вселенную, в которой Post Malone’а кто-то дискриминирует. Самое разумное объяснение его текущего успеха – это его способность охватить более значительную (и белую) аудиторию, чем его конкуренты в хип-хопе. Он воспользовался фан-базой музыки, к которой не демонстрирует лояльности и которую не воспринимает как трамплин. А потом стал открыто играть на игнорировании жанра и провокации. Он не обращает внимания на «вопросы жизни и смерти», которые поднимались комьюнити, создавшим эту культуру, и кричит об «обратном расизме», когда его в этом обвиняют.

Post Malone хочет широкую фан-базу, хочет быть в топе хитов Billboard’а, хочет отличные машины и дорогую обувь, которые дает ему звание успешного рэпера. Он хочет использовать, но в то же время отрицать влияние этой музыки, людей, которые ее делают и любят, потому что ему нужен другой сегмент аудитории. Ему кажется, что он испытывает трудности из-за того, что белый, хотя именно это открыло ему доступ к массовой аудитории, которой мало кто из его конкурентов может добиться. И снова Пол Муни оказался прав.

Далее мы приводим ответ на обвинения в пренебрежении черной культурой самого Post Malone’а.

Артист заявил, что такие разговоры — часть популярности. В интервью порталу Noisey он отметил, что не стремится использовать людей, а просто занимается музыкой, которую искренне любит.

«Кто сказал, что я не могу делать хип-хоп проект и в то же время заниматься гитарной музыкой? Все такие «закрытоголовые». С популярностью все время приходит какое-нибудь дерьмо. Когда ты белый, тебя совсем по-другому встречают в «игре». Все такие: «Что это за чувак?». Charlamagne наехал на меня, потому что я ему не нравлюсь. Если тебе не нравится, то просто не слушай. Есть «непонятки» относительно того, что я не ценю хип-хоп, что я просто использовал его, чтобы прорваться, что я буду делать что-то другое. Ничего подобного. Я хочу делать отличную музыку, доказывать, что люди неправы, хочу показать всем, кто я. Люди думают, что я просто пользуюсь всеми, но я люблю это дерьмо. Я люблю делать музыку, людей, которые меня окружают, друзей, семью, всех, кто был со мной, когда я решил заниматься тем, чем хотел. И никто не может мне ничего сказать».