Сейчас в эфире
«Оближи меня как леденец»: что нужно знать о новом клипе Pharaoh

В пятницу Pharaoh выпустил клип на трек «Лаллипап» с пластинки «Pink Phloyd». Это история о вампирах, созданная режиссером Visnu и стилистом Ксенией Смо. Кровавое видео включило камео певицы Глюкозы и несколько кинематографических отсылок, которые легко пропустить, если не владеешь классикой хоррора. Чтобы этого не произошло, мы осветили основные моменты и собрали все необходимое для понимания контекста, в котором возникло новое видео лидера Dead Dynasty.

Альбом «Pink Phloyd» стал знаковым в карьере Фараона. Он закрепил успех клипа «Дико, например», который набрал миллионы просмотров, породил бесчисленное количество мемов и вдохновил команду «Вечернего Урганта» на съемки пародии. После этого Фараон больше не был артистом для избранных. Теперь его горячо обсуждали даже те, для кого словосочетание «мертвые найки» по-прежнему было загадкой. Тем не менее, Фараон не стал чаще появляться в медиаполе. Он оставался таким же закрытым и очень избирательно общался со СМИ, так что интервью с ним было большой удачей.

В сентябре Фараон поговорил с журналистом Сергеем Минаевым для Esquire. Это было интервью «для взрослых» — тех, кто не слушал Фараона, но очень хотел разгадать феномен его популярности. С одной стороны, оно получилось откровенным, а с другой – оставило массу вопросов. Намекнув, что в его жизни не все было гладко, Глеб предпочел не углубляться в личные проблемы и постарался донести, что делает свое дело, не оглядываясь на общественное мнение.

В интервью был вопрос про альбом «Pink Phloyd»: Минаев спросил, не считает ли Фараон, что вырос из текстов про «телок», которые «делят его, как мармелад». В ответ Фараон максимально четко сформулировал свой key-message: «Я просто хочу им (аудитории) сказать, что по жизни надо выгрызать свое, быть собой. У каждого есть собственное «я», которое может перерасти во что‑то великое, а может сгореть и уничтожить. Мне бы хотелось донести до людей, что не все решают бабки, бренды, не все решает e*** (секс), есть вещи в этой жизни, в этой стране, намного более глубокие, базовые, честные».


Накануне выхода мини-релиза «RedЯum: Dullboy EP» Фараон дал еще одно интервью – на этот раз для журнала GQ. В нем он ответил на вопросы знаменитостей о своем футбольном прошлом, учебе на журфаке и музыкальных планах. Один из самых интересных вопросов, касающихся непосредственно творчества, принадлежал врачу-психотерапевту Андрею Курпатову. Он отметил, что в песнях Фараона повторяется тема «скуки и однообразия» и спросил, что может его по-настоящему вдохновить. Глеб ответил, что речь идет не о скуке, а о предсказуемости социума. Несмотря на это, его главный источник вдохновения – люди, но не то, какие они снаружи, а то, какие внутри. Не обошлось и без вопроса о моде и брендах (к которому мы еще вернемся в контексте видео «Лаллипап») – его задал главный редактор GQ Игорь Гаранин. В ответ он получил примерно то же, что и Сергей Минаев, пытавшийся обвинить собеседника в частых появлениях на страницах светской хроники. «У меня есть стиль – это я. Я могу что угодно делать», — заявил Фараон.

Это утверждение верно и в отношении музыки Глеба. Она явно выходит за границы хип-хопа и подтверждает его собственный тезис о том, что «артист – это больше, чем песня». Все, кто следит за творчеством Фараона, знают, что ему всегда была близка эстетика хоррора. «Это Dynasty-картель, я «Проклятие Аннабель»», — так звучат строчки из совместного сингла Фараона и Jeembo «Chainsaw». Если на западе сейчас хоррор-клипы ассоциируются с именем Трэвиса Скотта (в последнее время он выпустил сразу несколько таких видео – с Trippie ReddSmokepurpp и Rae Sremmurd), то в России первыми на этом поприще были Фараон и его соратники по Dead Dynasty – White Punk и Jeembo (сейчас артист Booking Machine). Остросюжетное видео на «Chainsaw», над которым работали стилист Ксения Смо и режиссер Эльдар Гараев, — это настоящий фильм ужасов, спрессованный в три минуты звучания трека. И это было только начало.

«Сияние» Стивена Кинга, экранизированное Стенли Кубриком почти сорок лет назад, вдохновило Фараона на создание мини-альбома «RedЯum: Dullboy EP». Его главные синглы – «Убийца» и «Узы Моба» — сразу дали понять, что Глеб не собирается покидать поле аудио-триллеров. Внимательный слушатель также найдет в них высказывания о модных брендах. Строчки: «Глупый модный клоун здесь остался без Суприма» и «На мне нет Гуччи, на мне нет Луи» — говорят сами за себя. Видимо, они должны были поставить точку в бесконечных расспросах на тему модных пристрастий и журнальных колонках в стиле: «Что носит рэпер Фараон».

Релизом «RedЯum: Dullboy EP» Фараон доказал, что даже после сверхуспешного «Pink Phloyd» можно делать настоящий андеграунд. Не зря Баста в новогоднем интервью для The Flow говорил, что Фараон – это не хип-хоп, а «серьезная альтернативная музыка». В отличии от многих артистов, у которых уже есть имя, Фараон не перестает экспериментировать. Кто поверит, что песни «Мой ангел убил себя, а я не успел с ним попрощаться» и, например, «Твое место» написал один и тот же человек? Если вдруг кто-то засомневается в способности Фараона удивлять, напомните ему про появление в guest-листе «Pink Phloyd» Chemodan Clan, что выглядело более чем неожиданно на фоне сплошной новой школы – Acid Drop King, Boulevard Depo и других.

Презентовав вдохновленный Кубриком сборник анрелизов в апреле, Фараон выпустил коллаборацию с Ghostemane и приступил к экранизации «Pink Phloyd» (вернее, к продолжению экранизации, потому что клип на «Дико, например» вышел в прошлом мае). Первым стало неимоверно красивое видео на самую романтичную песню релиза – «Одним целым». Музу главного героя, в руках которой в конце видео оказывается библейское яблоко, сыграла модель Лиза Сотникова. Как отметил Фараон на своей странице «Вконтакте», благодаря Visnu и другим членам съемочной команды, клип воплотил «бред в его голове». В этом видео нет хоррора, зато есть символизм и множество сюрреалистических образов — огромная розовая луна, девушка в аквариуме и другие. «Одним целым» — это видеорассказ про чувства, ассоциации и подсознание, что обычно тяжело воспринимается аудиторией, привыкшей искать во всем рациональное зерно.

Следующей видеоработой Фараона и его команды стал клип на трек «Лаллипап» — один из самых хип-хоповых на релизе «Pink Phloyd». Известный факт, что в нем семплируется рэп-дуэт Luniz с его хитом «I Got 5 On It» (а в нем, в свою очередь, — несколько R’n’B-треков из 70-х и 80-х). Название оригинальной песни – это предложение разделить стоимость пакетика марихуаны (10 долларов) пополам с другом. Фараон использовал название «Лаллипап» — оно отсылает к синглу с шестого студийного альбома Lil Wayne, который стал едва ли не главным хитом в карьере американского рэпера. Хук про леденец — тоже трибьют Lil Wayne («she lick me like a lollipop»). Но Фараон не был бы собой, если бы в его тексте не было ничего, кроме флекса и рассказа о том, как сучки пожирают его глазами. «Лаллипап» — это ответ подражателям и хейтерам. По сути, в треке обозначена творческая позиция Фараона, который не намерен делать то, что от него ждут, в угоду продажам и рейтингам («Ты про*** (потерявший) душу, но победитель номинации», — говорит он про тех, кого заботит только коммерческий успех).

Противопоставление себя артистам-фейкам получило художественное отражение в клипе, созданном режиссером Visnu и стилистом Ксенией Смо. Образ вампиров – существ, которые живут закрытыми группами и следуют собственному кодексу чести, лучше всего передает специфику объединения Dead Dynasty с их мрачным вайбом, загадочностью и ограниченным кругом участников. Да еще и готическая баллада White Punk, вышедшая в феврале, называется «Вампиръ». На стороне «темной силы» в клипе оказываются Фараон и все его соратники – они буквально купаются в крови врагов, которые остались где-то далеко позади («Так, как я выглядел год назад, тебя щас одевают»).

Одна из самых эффектных сцен в клипе – танцы под кровавым дождем. Это отсылка к эпизоду в ночном клубе из «Блэйда» 1998 года. Однако, в отличии от фильма, в клипе не появляется Уэсли Снайпс и не раздает серебряные пули направо и налево, потому что здесь вампиры – главная сила. В «Узах Моба» Фараон подшучивает над понятием рэп-игры и ее «реформаторами» («Молодой человек, у вас тут игра перевернулась»), а клип «Лаллипап» и вовсе создает ощущение, что на полях отечественного саунда не осталось никого, кто мог бы соперничать с Фараоном и его объединением. Все, кто готов с этим поспорить, окажутся в вампирском логове на залитой кровью кровати.

Сцена в ночном клубе из фильма «Блэйд» (1998)

Сцена с вампирским балом в клипе Pharaoh «Лаллипап»

Другой яркий образ – Кэрри, героиня одноименного романа Стивена Кинга, роль которой в клипе исполнила модель Яна Попенкова. По сюжету книги, одноклассники Кэрри решают сыграть с ней злую шутку и выбирают королевой школьного бала. Во время коронации на нее выливается ведро со свиной кровью. В клипе Яна блуждает среди танцующих вампиров в тиаре и ленте с выпускного стилиста Ксении Смо. Как рассказал «Афише Daily» представитель продакшн-агентства Fully Loaded, добавить в ролик образ Кэрри было идеей Ксении.

Эпизод из фильма Брайана де Пальма «Кэрри» (1976)

Яна Попенкова в образе Кэрри приходит на бал вампиров в клипе Pharaoh «Лаллипап»

Пожалуй, главная неожиданность видео – появление в нем певицы Глюкозы в образе предводителя вампиров. Ее камео на кровавом балу при невнимательном просмотре можно пропустить (таймкод 2:08). И это еще один нестандартный шаг Фараона, не менее удивительный, чем фит с Грязным Луи.

Камера то и дело возвращается в красную комнату, где две вампирши расправляются со своей жертвой. В этом контексте хук про «оближи меня как леденец» намеренно или случайно приобретает оттенки каннибализма. В связи с этим его можно трактовать как стеб над классическим флексом про «сучек», которые со всех сторон бросаются на рэперов и готовы буквально растерзать их в порыве страсти.

На вампиршах, которые вершат свои темные дела в красной комнате, надето белье французского бренда Undiz

При этом несчастный, который оказался в руках злодеек, стал не единственной жертвой. На съемках пострадали вещи из коллекций Raf Simons, Vetements, Julius, Alexander Wang и других, большинство из которых стоят дороже 100 тысяч рублей – все они были залиты кровью. Больше всего досталось куртке из капсульной коллекции Supreme и Undercover, посвященной третьему альбому легендарного хип-хоп-коллектива Public Enemy «Fear Of A Black Planet» – именно в ней мы видим лидера Dead Dynasty во время сцен на улице (подробнее об идее «капсулы» рассказывал портал Highsnobiety в марте).

Залитые кровью брендовые вещи – это концептуальное решение, призванное еще раз показать отношение Фараона к биркам, логотипам и всему тому, за чем люди скрывают свое истинное «я». Мода – это искусство, а значит ради воплощения идеи художника можно с легкостью пожертвовать парой деталей гардероба. Именно это и происходит в клипе Фараона «Лаллипап». И в этом звучит своеобразный отказ ассоциировать себя с артистами, для которых понятие «стиль» связано с потраченной суммой, а подход к себе и своей музыке зависит от количества просмотров.